int(1465) танцевала с иконой николая чудотворца | Чудотворцы | Tsurganov.info




танцевала с иконой николая чудотворца


Девушка с иконой

Этот случай произошел в 50-х годах в городе Куйбышев, ныне Самара. К встрече нового года, в простой советской семье подготовились основательно. Молодая девушка, ее звали Зоей, жила в доме с матерью. Мать просила дочь не устраивать шумных гуляний в эту ночь и сходить в церковь на ночное богослужение. Зоя отказалась и пригласила на празднование своих подружек и парней. Перед Новым годом, мать Зои ушла в церковь, а Зоя, дожидалась прихода гостей. Гости пришли ближе к одиннадцати и решили устроить танцы. Девушки и парни в парах кружились по дому, а вот Зоя, не дождавшись своего жениха, взяла икону святителя Николая Чудотворца и начала кружится с ней, выкрикивая разные шутки и смеясь.

Вдруг, в доме появились страшный гул и шум, стало светло как днем. Гости, испугавшись, разбежались. Однако Зоя осталась стоять на деревянном полу, прижав к груди образ Николая Чудотворца. Прибывшие врачи не могли произвести необходимые действия по реанимации девушки. Иглы для уколов гнулись и ломались, кожа девушки была холодной и твердой, как камень, только глаза испуганно метались из стороны в сторону. Когда медики хотели переложить девушку в кровать, ничего не получилось. Сложилось такое впечатление, будто она и пол единое целое. Девушку с иконой оставили в покое. Ближе к утру, из церкви пришла мать и, увидев свою дочь в таком положении, испугавшись, потеряла сознание. Ее увезли в больницу. Вернувшись, мать начала молиться за свою дочь, днем и ночью, не переставая.

В первые дни, возле дома толпилось много народу, желавших поглазеть на окаменевшую девушку с иконой. Однако, по-прошествие трех дней, милиция закрыла дом от надоедливых зевак и поставила охрану из двух милиционеров, стоявших на посту по 8 часов. Молодые охранники, очень быстро поседели. Зоя, каждую ночь, кричала неистовым голосом. Она просила людей молиться и просить господа прощения грехов содеянных в течение жизни. Мать продолжала молиться.

Через неделю к Зое приехал профессор медицины из Москвы. По его заключению Зоя являлась абсолютно здоровой девушкой, сердечное биение и пульс были в норме, однако неизвестна причина, по которой девушка «окаменела». Следом приехали священники, которые пытались отнять икону из рук Зои. Но у них ничего не вышло. Позже приехал иеромонах Серафим, который отслужил в доме водосвятный молебен и освятил дом. Только ему удалось взять икону из рук окаменевшей девушки. Отдав почести святителю Николаю Чудотворцу, иеромонах Серафим вернул икону в руки девушке. Много народу побывало в доме Зои, все молились и просили господа простить грехи девушки и всех грешников.

Однако, возле дома, в течение трех дней, ходил старец, который просил охрану впустить его в дом. Но охрана была непреклонна, лишь только на третий день, старца впустили. Из дома послышались слова старца: «Что доченька, устала стоять?». Эти слова были сказаны с такой лаской и любовью, что охрана не стала тревожить беседу старца и Зои. Через некоторое время, войдя в дом, милиционеры не обнаружили странного старика, он будто и не входил. Так Зоя простояла каменной девой еще четыре месяца. А в ночь на Светлое Христово Воскресение, Зоя взывала к мольбам еще громче и страшнее прежнего. С этой ночи, к Зое вернулись чувства, и она смогла сойти с места. Ее уложили на кровать, где девушка продолжала взывать к мольбе за грехи свои и деяния грешников.

На третий день Пасхи, девушка с иконой умерла. Она выстояла 128 дней без единого движения, без еды и воды, лишь только кричала по ночам и просила людей молиться. За свое кощунство, она поплатилась здоровьем, а после этого жизнь. Но она сделала святое дело, не бросив мысли о содеянных грехах и сожалении над этим, после того, как милостью господа Бога была прощена.

Новость отредактировал Core - 9-07-2011, 18:25

5-06-2011, 04:32 by Мистер Никто Просмотров: 16465 Комментарии: 25


Девушка с иконой

Журнал: Загадки истории, №3, 2014

Рубрика: Назад в СССР

Автор: Валерий Ерофеев

Атеистическую пропаганду победило «чудо окаменевшей Зои»!

Согласно расхожей версии, в тот день куйбышевская молодёжь собралась на вечеринку. Все выпивали, танцевали парами и пели. Но к одной девушке, которую, по легенде, звали Зоя Карнаухова, в тот вечер по неизвестной причине не пришёл её парень которого звали Николай. И тогда Зоя сняла со стены икону Николая Чудотворца и объявила всем, что раз у неё сейчас нет кавалера, то она будет танцевать с изображением его святого тёзки.

За своё богохульство Зоя тут же была наказана: раздался гром, сверкнула молния, и девушка превратилась в живую статую. которая вросла в пол, и не могла при этом ни двинуться, ни произнести хотя бы одного слова. А когда по городу пронеслась весть о чуде, на улице Чкаловской собрались тысячи людей, чтобы взглянуть на окаменевшую девушку. Их пыталась разогнать конная милиция, но из-за многочисленности толпы сделать этого так и не смогла. Тогда живую статую вырубили из пола и увезли в спецлечебницу КГБ. где Зою наконец-то привели в чувство. Однако до конца своих дней она была вынуждена оставаться в этом учреждении, а вся связанная с ней история по решению властей была строго засекречена.

Выводы партконференции

Между тем имеющиеся материалы показывают, что на самом деле никакого так называемого «чуда каменной Зои» в январе 1956 года в Куйбышеве попросту не было. Но что же тогда здесь случилось? Какие реальные факты есть в истории «окаменевшей Зои»?

Никем и никогда не оспаривалось, что в период с 14 по 20 января 1956 года в городе Куйбышеве у дома №84 на улице Чкаловской действительно наблюдалось невиданное до того скопление людей (по оценкам, от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч человек). Все они были привлечены сюда устными сообщениями и слухами о том, что в доме якобы стоит некая окаменевшая девушка, которая совершила богохульство, танцуя с иконой в руках. При этом имя «Зоя» во время событий никем не называлось, а появилось оно применительно к истории десятилетиями позже. Фамилия «Карнаухова» у главной героини и вовсе возникла лишь в 1990 годах.

Что же касается причин этого столпотворения, то, по мнению специалистов, здесь произошёл редкий, но реально описанный в литературе социально-психологический феномен под названием «массовый психоз». Так называют явление, когда брошенная в толпу неосторожная фраза или даже одно слово при определённой ситуации могут спровоцировать массовые волнения, беспорядки и даже галлюцинации. В данном же случае благодатной почвой для такого психоза стала политическая обстановка в стране, сложившаяся в условиях хрущёвской оттепели и развенчания культа личности Сталина, когда люди почувствовали реальные послабления со стороны государства в отношении верующих.

В Самарском областном государственном архиве социально-политической истории (бывший архив обкома КПСС) хранится стенограмма 13-й Куйбышевской областной партийной конференции, которая состоялась 20 января 1956 года. Здесь можно прочитать, как тогдашний первый секретарь обкома КПСС Михаил Ефремов высказался о «чуде»:

«Записок по этому поводу пришло штук двадцать. Да, произошло такое явление, позорное для нас, коммунистов. Какая-то старушка шла и сказала: вот в этом доме танцевала молодёжь, и одна охальница стала танцевать с иконой и окаменела. Начал собираться народ потому, что неумело поступили руководители милицейских органов. Видно, и ещё кто-то приложил к этому руку. Тут же поставили милицейский пост. А где милиция, туда и глаза. Мало оказалось патрульных — выставили ещё и конную милицию. А народ — раз так, все туда… Некоторые додумались даже до того, что предложили послать туда попов для ликвидации этого позорного явления. Бюро обкома порекомендовало бюро горкома виновников строго наказать, а товарищу Страхову (редактор газеты обкома КПСС «Волжская коммуна». — Авт.) дать разъясняющий материал в газету в виде фельетона ». Такая статья под заголовком «Дикий случай» действительно была опубликована в «Волжской коммуне» от 24 января 1956 года.

Я — свидетель!

В последние годы вокруг этого «чуда» появилось множество «вторичных» свидетелей, то есть таких людей, которые сами при тех событиях не присутствовали, но слышали о них много такого, чего на самом деле никогда не происходило и до сих пор ничем не подтверждается. Именно их фантазии сейчас в основном и печатают газеты, хотя ничего общего с реальными событиями эти домыслы не имеют.

Почему у дома №84 на улице Чкаловской появилась толпа, никто точно тогда не мог сказать, как не может сказать и сейчас. К безусловным вымыслам в этой истории можно отнести, например, постоянно встречающиеся в СМИ рассказы о врачах скорой помощи, которые якобы пытались оживить Зою на месте или сделать ей уколы, а также о милиционерах, будто бы побывавших в легендарной комнате и от увиденного вмиг поседевших. В том же ряду стоят и легенды о некоем святом старце, который в те дни вроде бы приезжал в Куйбышев из дальней обители и каким-то образом общался с «окаменевшей отроковицей». На самом деле не имеется никаких реальных доказательств существования всех перечисленных выше людей

Легенда во плоти

Интерес к событиям в Куйбышеве почти 60-летней давности и раньше, и сейчас проявляли и проявляют кто угодно, но только не официальная наука. Возможно, что если бы феномен возникновения слухов о Зое исследовали учёные, то ныне не было бы вокруг него столько вымыслов и откровенных фальсификаций .

В 2009 году режиссёр Александр Прошкин снял фильм «Чудо», где автор использовал сюжет куйбышевской городской легенды. Действие фильма происходит в вымышленном городе Гречанске, а фигурируют в нём некие мифические личности, в число которых нужно включить и тогдашнего руководителя нашей страны Никиту Хрущёва. Персонажа, названного этим именем, тоже в реальности никогда не существовало, так как подлинный Хрущёв во время описанных выше событий в Куйбышев не приезжал, и, соответственно, не мог видеть «каменную девку», и тем более не мог вести себя по-хамски в отношениях с подчинёнными, что тоже показано в творении Прошкина.

Но, несмотря на все эти несуразицы, в самом конце этой фантастической киноленты по экрану проплывают титры, из которых следует, что фильм снят на основе событий, произошедших в 1956 году в городе Куйбышеве. Это выглядит примерно так же, как если бы авторы известной киносказки «Кощей Бессмертный» в титрах к ней написали, что фильм снят на основе событий, произошедших на Руси в 1237 году. Если бы тогда это произошло, то режиссёра «Кощея Бессмертного» просто подняли бы на смех. Зато к фильму Прошкина нынешние зрители относятся со всей серьёзностью, а многие и вовсе его считают чуть ли не документальным источником по советской истории.

И откровенным нонсенсом выглядит то, что в сентябре 2010 года власти Самары приняли постановление об установке на улице Чкаловской памятника Николаю Чудотворцу. Фактически это решение чиновники подписали лишь на основании городской легенды, что для официальных властей выглядит по меньшей мере странно.


Каменная Зоя

Пятьдесят лет назад под Новый год в Самаре произошло так называемое Зоино стояние — явление, которое до сих пор считают великим чудом. Благодаря этому событию теперь в городе точно знают, чего не нужно делать за праздничным столом

Дело было так. Город Куйбышев (ныне Самара), улица Чкалова, январь 1956 года, новогодние праздники. Именно в это время и в этом месте произошло так называемое Зоино стояние — событие, которое до сих пор одни считают великим чудом, другие — обширным приступом массового психоза. Работница трубного завода Зоя Карнаухова, красавица и атеистка, за новогодним столом попыталась совершить богохульство, за что ее тут же постигла страшная кара: девушка окаменела и стояла без признаков жизни 128 дней. Слух об этом поставил на уши весь город — от рядовых граждан до руководителей обкома. До сих пор многие родители в Самаре пугают Каменной Зоей своих детей: «Не балуй, окаменеешь!» Шикарный сюжет для мозгодробительного православного триллера. Корреспондент «РР» отправился на место событий в творческую разведку.

«Если Бог есть, то пусть он меня покарает»

Настоятель храма Святого Георгия отец Игорь Соловьев подходит к одной из икон, висящих на стене недалеко от царских врат. Вроде бы обычный образ Николая Чудотворца, но под ним — вереница необычных изображений, больше похожих на комиксы, чем на иллюстрации жития святого. Вот шумная компания молодых людей сидит за столом. Вот девушка берет образ святого Николая из красного угла. Вот она с ним в обнимку танцует. На следующей картинке Зоя уже белого цвета, с иконой в руках, вокруг нее люди в штатском, у них в глазах мистический ужас. Далее — возле нее стоит старичок, который берет икону из каменных рук, вокруг дома толпа народу. На последней же картинке рядом с Зоей сам Николай Чудотворец, лицо у девушки снова розового цвета.

— Это пока единственная в мире икона, на которой запечатлены те события, — комментирует священник. — Написала ее художница Татьяна Ручка, она уже умерла. Изобразить этот сюжет на иконе было нашей идеей. Это вовсе не значит, что мы признали Зою Карнаухову святой. Нет, она была великая грешница, но именно на ней было явлено чудо, которое многих во времена хрущевских гонений на церковь укрепило в вере. Ведь сказано же в Писании, что даже если праведники умолкнут, то камни возопиют. Вот и возопили.

В деталях народная версия «Зоиного стояния» выглядит так. В новогоднюю ночь в доме Болонкиной Клавдии Петровны по адресу улица Чкалова, дом 84, по приглашению ее сына собралась компания молодежи. Сама Клавдия Петровна, работавшая продавцом в ларьке «Пиво — Воды», была человеком набожным, шумного веселья в рождественский пост не одобряла, поэтому ушла к подруге. Проводив старый год, встретив новый и основательно нагрузившись спиртным, молодежь решила потанцевать. Среди прочих за столом находилась Зоя Карнаухова. Всеобщего веселья она не разделяла, и на то у нее были причины. Накануне на трубном заводе она познакомилась с молодым практикантом по имени Николай, и он обещал прийти на праздник. Но время шло, а Николая все не было. Друзья и подруги уже давно танцевали, некоторые из них начали Зою подкалывать: «А ты чего не танцуешь? Да забудь ты про него, не придет он, иди к нам!» — «Не придет. — вспыхнула Карнаухова. — Ну, раз нет моего Николая, то я буду танцевать с Николаем Чудотворцем!»

Зоя снимает со стены образ Николая Чудотворца и начинает танцевать с ним

Зоя приставила к красному углу стул, встала на него и сняла с полки образ. Даже далеким от церкви и сильно подвыпившим гостям стало не по себе: «Слышь, лучше поставь на место. С этим делом шутить не обязательно!» Но образумить девушку не удалось: «Если Бог есть, то пусть он меня покарает!» — ответила Зоя и пошла с иконой по кругу. Через несколько минут этого страшного танца в доме вдруг раздался какой-то шум, поднялся ветер и сверкнула молния. Когда окружающие пришли в себя, богохульница уже стояла посреди комнаты белая, как мрамор. Ноги ее приросли к полу, руки сжали икону так крепко, что вырвать ее не было никакой возможности. Но сердце билось.

Друзья Зои вызвали «скорую». В составе медицинской бригады, которая приехала на вызов, была Анна Павловна Калашникова.

— Утром того дня мама приехала домой и тут же нас всех перебудила, — рассказала «Русскому репортеру» ее ныне здравствующая дочь Нина Михайловна, прихожанка храма Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, расположенного неподалеку. — «Вот вы все спите, — говорит, — а город уже на ушах весь! На улице Чкалова девушка окаменела! Прямо с иконой в руках стоит — и ни с места, сама видела». И далее мать рассказала, как пыталась сделать ей укол, но только все иголки поломала.

— Сегодня воспоминания Калашниковой, по сути, являются единственным живым свидетельством того, что в доме № 84 действительно произошло что-то неординарное, — считает руководитель информационного агентства «Благовест» Антон Жоголев. Именно ему архиепископ Самарский и Сызранский Сергий поручил исследовать феномен «стояния Зои», результатом чего явилась одноименная книжка, уже разошедшаяся тиражом 25 тыс. экземпляров. — В предисловии к этой книге я написал, что мы не ставим себе целью убедить читателя, что это чудо действительно произошло. Лично я считаю, что если и не было никакой Каменной Зои, то это само по себе еще большее чудо. Потому что в 1956 году слух об окаменевшей девушке всполошил весь город — многие обратились к церкви, и вот это уже, как говорится, медицинский факт.

«Да, произошло это чудо — позорное для нас, коммунистов…»

Случай на Чкаловской улице — дикий, позорный случай. Он служит упреком в адрес пропагандистских работников горкома и райкомов КПСС. Пусть же уродливая гримаса старого быта, которую многие из нас видели в те дни, станет для них уроком и предостережением».

Зоя прирастает к полу и каменеет

Это цитата из городской газеты «Волжская коммуна» от 24 января 1956 года. Фельетон «Дикий случай» был опубликован по решению 13?й Куйбышевской областной партконференции, созванной в срочном порядке в связи с религиозными волнениями в городе. Первый секретарь ОК КПСС (по-те­перешнему — губернатор) товарищ Ефремов устроил делегатам на эту тему мощнейший разнос. Вот цитата из стенограммы его выступления: «Да, произошло это чудо — позорное для нас, коммунистов, руководителей парторганов. Какая-то старушка шла и сказала: вот в этом доме танцевала молодежь, и одна охальница стала танцевать с иконой и окаменела. После этого стали говорить: окаменела, одеревенела — и пошло. Начал собираться народ, потому что неумело поступили руководители милицейских органов. Видно, и еще кто-то приложил к этому руку. Тут же поставили милицейский пост, а где милиция, туда и глаза. Мало оказалось милиции, так как народ все прибывал, выставили конную милицию. А народ, раз так, — все туда. Некоторые даже додумались до того, что вносили предложение послать туда попов для ликвидации этого позорного явления…»

На партконференции было решено резко усилить антирелигиозную пропаганду в Куйбышеве и области. За первые восемь месяцев 1956 года было прочитано свыше 2000 науч­но?атеистических лекций — это в 2,5 раза больше, чем за весь предыдущий год. Но эффективность их была невелика. Как свидетельствует «Справка о выполнении постановлений бюро ОК КПСС за 1956 год по отделу пропаганды и агитации», практически из всех районов шли отчеты о том, что слухи об «окаменевшей девице» по-прежнему очень сильны в народе; резко усилились религиозные настроения; во время поста люди редко выходят на улицы с гармошкой; снизилась посещаемость кинотеатров, а в страстную неделю сеансы и вовсе срывались из-за отсутствия зрителей в залах. По улицам города ходили отряды комсомольцев-агитаторов, утверждавших, что были в доме на Чкаловской улице и ничего там не видели. Но, как следует из донесений с мест, эти акции лишь подлили масла в огонь, так что даже те, кто не верили в чудо, начинали сомневаться: а может, и вправду что-то было…

«Голуби меня кормили, голуби…»

Сразу после Пасхи история про «Зою стоящую» стала достоянием народного самиздата. Среди жителей области и даже за ее пределами пошло по рукам составленное неизвестным автором Зоино «житие». Начиналось оно так: «Вся земля да поклонится Тебе, Гос­поди, да поет хвалу Имени Твоему, да возблагодарит Тебя, хотящего отвратить многих от пути нечестия к вере истинной». А заканчивалось словами: «Если же кто прочитает эти чудеса и не поверит, тот согрешит. Составлено и записано рукой очевидца». Содержание самого «документа» местами различается в разных копиях — видимо, переписывая, люди добавляли что-то от себя, — но основная фабула везде примерно одинакова.

Товарищи вызывают милицию и скорую, но врачи не могут помочь

Далее — краткий пересказ. Зоя пробыла в полумертвом обличии 128 дней — до самой Пасхи. Время от времени она издавала душераздирающие вопли: «Молитесь, люди, во грехах погибаем! Молитесь, молитесь, кресты надевайте, в крестах ходите, гибнет земля, качается, как колыбель. » С первых дней дом на улице Чкалова был взят под усиленную охрану, внутрь никого без специального разрешения не пускали. Вызвали из Москвы какого-то «профессора медицины», имя которого в житии не упоминается. А на праздник Рождества Христова в дом допустили некоего «иеромонаха Серафима». Отслужив водосвятный молебен, он извлек икону из рук Зои и вернул ее на место. Возможно, речь идет о тогдашнем настоятеле Петропавловской церкви города Куйбышева Серафиме Полозе, который вскоре после описанных событий был осужден по статье за мужеложство — довольно распространенная в те времена расправа с неугодными священнослужителями.

Но, несмотря на все меры, принятые властями, народ не расходился: люди стояли возле милицейского кордона круглосуточно. В «житии» приводится свидетельство «одной благочестивой женщины» о том, как она, увидев за ограждением молодого офицера милиции, подозвала его и спросила: «Милок, ты был там внутри?» «Был», — ответил офицер. «Ну расскажи, что ты там видел?» — «Мамаша, нам нельзя ничего говорить, мы дали подписку о неразглашении. Но тут и разглашать-то нечего, сейчас сама все увидишь», — сказав это, молодой милиционер снял головной убор и «благочестивая женщина» схватилась за сердце. Парень был абсолютно седой.

«На пятый день “стояния” епископу Иерониму позвонил уполномоченный по делам религий Алексеев, — пишет в своих воспоминаниях Андрей Савин, занимавший в те годы должность секретаря местного епархиального управления. — Попросил выступить с амвона церкви, назвать этот случай нелепой выдумкой. Это дело было поручено настоятелю Покровского собора отцу Александру Надеждину. Но епархия поставила одно непременное условие: отец Александр должен побывать в том доме и своими глазами во всем удостовериться. Такого поворота уполномоченный не ожидал. Ответил, что подумает и перезвонит через два часа. Но позвонил лишь через два дня и сказал, что наше вмешательство уже не требуется».

Иеромонах Серафим, которого допустили в дом, служит водосвятный молебен, извлекает икону из рук девушки и возвращает ее на место

Заканчиваются Зоины мучения, согласно народному преданию, после явления ей самого Николая Чудотворца. Незадолго до Пасхи к дому подошел благообразный старец и попросил дежурных милиционеров пустить его в дом. Ему сказали: «Отойди, дедушка». На другой день старец снова приходит и снова получает отказ. На третий день, в праздник Благовещения, «промыслом Божиим» стража пропустила старца к Зое. И слышали милиционеры, как он ласково спросил девицу: «Ну что, устала стоять?» Сколько он там пробыл, неизвестно, а только когда хватились его искать, то найти не смогли. Позже, когда Зоя ожила, то на вопрос, что стало с таинственным посетителем, она указала на икону: «В передний угол ушел». Вскоре после этого явления, накануне Пасхи, в мускулах Зои Карнауховой стала появляться жизнь, и она смогла сойти с места. По другой версии, ее еще задолго до праздника увезли в психиатрическую больницу вместе с половыми досками, к которым она приросла, причем когда рубили пол, то из дерева брызнула кровь. «Как же ты жила? Кто тебя кормил?» — спрашивали Зою, когда она пришла в себя. «Голуби! — был ответ. — Голуби меня кормили!»

О дальнейшей судьбе Зои Карнауховой рассказывают по-разному. Одни считают, что спустя три дня она умерла, другие уверены, что сгинула в психушке, а третьи свято верят в то, что Зоя долгое время жила в монастыре и тайно похоронена в Троице-Сергиевой лавре.

— Можно верить в эти события, можно не верить, но очевидно одно: у этой истории есть актуальный духовный смысл, — говорит мне на прощание Антон Жоголев, но в сочетании с горящими глазами неофита фраза «Можно не верить» в его устах звучит как-то неубедительно. — И касается он новогодних праздников. Ведь в России сейчас Новый год приходится на последнюю неделю рождественского поста. Миллионы людей, даже тех, что называют себя верующими, идут в эти дни на сделку с совестью в угоду окружающим.

Зоя испытывает страшные мучения, кается и приходит к вере

— Я, кажется, понял твою мысль. Надо, чтобы какой-нибудь серьезный режиссер снял про Зою очень страшный и благочестивый триллер, чтобы показывать его в новогоднюю ночь. Вместо «Иронии судьбы».

— А что? Хорошая идея. Правильная.

«Люди приходят интересные. Каждый третий Божью Матерь видел»

На улице Чкалова за полвека мало что изменилось. В центре Самары сегодня царит даже не ХХ, а XIX век: вода в колонке, отопление печное, удобства на улице, почти все постройки в аварийном состоянии. О событиях 1956 года напоминает лишь сам дом № 84, а также отсутствие поблизости автобусной остановки. «Как ликвидировали во времена “Зоиной смуты”, так и не восстановили», — вспоминает жительница соседнего дома Любовь Борисовна Кабаева.

— Сейчас хоть пореже стали приезжать, а года два назад все как с цепи сорвались. На дню раз по десять паломники приходили. И все спрашивают одно и то же, а я одно и то же отвечаю — язык отсох.

— А что отвечаете-то?

— А что тут ответишь? Ерунда все это! Я сама в те годы еще девчонкой была, а мать покойная все хорошо помнила и мне рассказала. В доме этом когда-то жил не то монах, не то священник. А когда в 30?е годы начались гонения, он не выдержал и отрекся от веры. Куда делся, неизвестно, а только дом продал и уехал. Но по старой памяти сюда часто заходили религиозные люди, спрашивали, где он, куда делся. А в тот самый день, когда Зоя якобы окаменела, в доме у Болонкиных действительно гуляла молодежь. И как на грех в тот же вечер какая-то очередная монахиня приехала. Она заглянула в окно и увидела, как одна девица танцует с иконой. И пошла по улицам причитать: «Ах ты, охальница! Ах, богохульница! Ах, сердце твое каменное! Да Бог тебя покарает. Да ты вся окаменеешь. Да ты уже окаменела!» Кто-то услышал, подхватил, потом еще кто-то, еще, и пошло-поехало. На следующий день к Болонкиным попер народ — где, мол, баба каменная, давай показывай. Когда люди ее вконец достали, она вызвала милицию. Те выставили оцепление. Ну, а народ у нас как обычно думает? Раз не пускают, значит, точно что-то скрывают. Вот и все «Зоино стояние».

К Зое является сам Николай Чудотворец и освобождает ее

— Ну и как — верят вам паломники?

— Нет, конечно. Говорят: «А откуда ж тогда имя Зои всплыло? Да еще вместе с фамилией?»

— А действительно, откуда?

— Я и сама не знаю. Забыла у матери поинтересоваться, а теперь уже не спросишь: умерла она.

Сам дом № 84 стоит глубоко во дворе. На вид ему никак не меньше ста лет — врос в землю по самые окна. Живет здесь теперь молодая пара с детьми: она продавец на рынке, он торговый представитель.

— Москва, Краснодар, Новосибирск, Киев, Мюнхен… — Наталья Курдюкова перечисляет города, из которых к ним в гости приезжали паломники. — Одесса, Минск, Рига, Хельсинки, Владивосток… Прежний жилец этого дома наркоманом был и никого не пускал, а мы люди доброй воли — пожалуйста, не жалко.

Избушка как избушка. Тесная комнатка, печь, сени, кухня. Владелец живет где-то в области, а дом сдает лишь для того, чтобы кто-нибудь вносил квартплату и присматривал за имуществом.

— Люди бывают интересные, — продолжает Николай Трандин, муж Натальи. — Каждый третий Божью Матерь видел. Многие шутят: «Это хорошо, что хотя бы 50 лет спустя в этом доме Николай появился». А тот, которого в ту ночь Зоя ждала, говорят, стал законченным уголовником. Всю жизнь по тюрьмам провел.

— А вы тут ничего необычного не замечали?

— Два года живем — абсолютно ничего. Не сказать, чтобы мы сильно верующие, но вся эта история все равно на нас потихоньку воздействует. Мы когда здесь поселились, еще в гражданском браке жили, а теперь вот поженились и даже обвенчались. Сын недавно родился — тоже Николаем назвали, в честь святого. Ну вот и на эту тему все чаще задумываемся, — Николай нагнулся и похлопал ладонью по полу.

В Самарском храме есть икона, написанная по мотивам Зоиного стояния

В самом центре комнаты в ширину человеческих ног половые доски более свежие и узкие, остальные — ветхие и раза в два толще.

— Кошка почему-то здесь очень любит сидеть, — улыбается Наталья. — Пробовали сгонять, все равно возвращается.

На следующий день, проходя мимо «Зоиного дома», мы с фотографом увидели, как Николай зачем-то косит и бросает в огонь траву. Пригляделись, а это конопля…

— Прежний жилец, наркоман, насажал, — виновато развел руками Николай. — Ничем теперь не выведешь.

— Госнаркоконтроль достает, что ли?

— Да нет, просто соседи подкалывают постоянно: «Развели тут опиум для народа!»

Фото: Федор Савинцев для «РР»


Важные новости

Вперед, на Север! Самарцы встретят Новый год в деревне Санты в Финляндии

В 1956 г. в доме № 84 на улице Чкаловской в Куйбышеве молодежь собралась на вечеринку. Все выпивали, пели и танцевали парами. Но к одной девушке в тот вечер не пришел ее парень по имени Николай. И тогда Зоя сняла со стены икону Николая Чудотворца и объявила всем, что раз у нее сейчас нет кавалера, то она будет танцевать с изображением его святого тезки…

Дом на улице Чкаловской в Самаре, где в 1956 году стояла с иконой Николая Чудотворца окаменевшая Зоя.

Ровно 55 лет назад в Куйбышеве, на улице Чкаловской, 84, произошли так до конца и не объясненные события, впоследствии породившие множество слухов и сплетен. Наиболее расхожая версия, растиражированная средствами массовой информации такова.

В один из дней января 1956 года в доме № 84 на улице Чкаловской в Куйбышеве молодежь собралась на вечеринку. Все выпивали, пели и танцевали парами. Но к одной девушке, которую якобы звали Зоя Карнаухова, в тот вечер по неизвестной причине не пришел ее парень по имени Николай. И тогда Зоя сняла со стены икону Николая Чудотворца и объявила всем, что раз у нее сейчас нет кавалера, то она будет танцевать с изображением его святого тезки.

За свое богохульство Зоя тут же была наказана: раздался гром, сверкнула молния, и девушка превратилась в живую статую, которая вросла в пол, и не могла при этом ни двинуться, ни произнести хотя бы одного слова. Когда по городу пронеслась весть об этом чуде, на улице Чкаловской собрались тысячи людей, чтобы взглянуть на окаменевшую девушку.

Их пыталась разогнать конная милиция, но из-за многочисленности толпы сделать этого так и не смогла. Потом живую статую якобы вырубили из пола и куда-то увезли – вроде как в спецлечебницу КГБ, где Зою наконец-то привели в чувство. Однако до конца своей жизни она оказалась запертой в этом учреждении, а вся связанная с ней история по решению властей была строго засекречена. Такова легенда, ныне имеющая широкое хождение в СМИ и в интернете.

Между тем материалы, собранные в результате проведенного автором данных строк многолетнего журналистского расследования, говорят совсем о другом. Каковы же реальные факты всей этой истории?

Первый факт. Никем и никогда не оспаривалось, что между 14 и 24 января 1956 года в Куйбышеве у дома № 84 на улице Чкаловской действительно наблюдалось невиданное до того скопление людей (по оценкам, от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч человек). Все они были привлечены сюда устными сообщениями (слухами) о том, что в указанном доме стоит некая окаменевшая девушка, которая совершила богохульство, танцуя с иконой в руках. При этом имя Зоя в то время еще никем не называлось. Оно появилось значительно позже, где-то в начале 80-х годов. Фамилия же Карнухова у главной героини возникла и вовсе лишь в 90-х годах. А вот каких-либо следов девушки с таким именем и фамилией никому из исследователей пока не удалось найти ни в домовых книгах, ни в каких-либо других документах, относящихся к указанному времени.

Второй факт. В Самарском областном государственном архиве социально-политической истории (бывший архив обкома КПСС) хранится стенограмма 13-й Куйбышевской областной партийной конференции, прошедшей в городе 20 января 1956 года. Здесь можно прочитать, как высказался о «чуде» тогдашний первый секретарь обкома КПСС Михаил Ефремов:

«Записок по этому поводу пришло штук двадцать. Да, произошло такое явление, позорное для нас, коммунистов. Какая-то старушка шла и сказала: вот в этом доме танцевала молодежь, и одна охальница стала танцевать с иконой и окаменела. Начал собираться народ потому, что неумело поступили руководители милицейских органов. Видно, и еще кто-то приложил к этому руку. Тут же поставили милицейский пост. А где милиция, туда и глаза. Мало оказалось патрульных — выставили еще и конную милицию. А народ — раз так, все туда… Некоторые додумались даже до того, что предложили послать туда попов для ликвидации этого позорного явления. Бюро обкома порекомендовало бюро горкома виновников строго наказать, а товарищу Страхову (редактор газеты обкома КПСС «Волжская коммуна» — В.Е.) дать разъясняющий материал в газету в виде фельетона». Такая статья под заголовком «Дикий случай» действительно была опубликована в «Волжской коммуне» 24 января 1956 года.

Что же было на самом деле? Автору этих строк удалось найти жильцов дома № 84 и соседних с ним домов на улице Чкаловской, которые находились в то время на месте указанных событий. Все они в один голос утверждают, что никакого «чуда каменной Зои» здесь попросту не было. Была лишь громадная толпа, которая стояла у дома примерно 7-10 дней, а потом внезапно рассосалась так же быстро, как и возникла.

Вот что рассказывает самарец Владимир Чегуров, который 55 лет назад был не только очевидцем, но и участником этих событий.

— В январе 1956 года я жил в квартире № 7 дома № 84 на улице Чкаловской (ныне она уже не существует). Мне тогда было 27 лет. А в квартире № 5 жила Клавдия Болонкина, продавщица пива. Это только так называлась – квартира, а на самом деле так в нашем дворе называли отдельно стоящие домики, которые все относились к номеру 84 по улице Чкаловской. И теперь этот дом все называют «домом каменной Зои».

У Болонкиной был сын Вадим, вор-карманник, который бессчетное число раз сидел по тюрьмам. По поводу его очередного освобождения и состоялась та самая вечеринка, о которой теперь все говорят. Однако никакой Зои и тем более «каменной девки» там не было. Все это только сплетни.

Те памятные события начались 17 января 1956 года (по другим данным 14 января – В.Е.). Вечером я пришел с работы — и увидел у ворот Болонкину и еще одну соседку, которые разговаривали с какими-то двумя старухами. Раньше я их никогда не видел. Болонкина мне сказала: «Вот эти старухи пришли ко мне и хотят посмотреть какую-то каменную девушку. А я им говорю, что у меня ничего такого нет». Затем старухи сунулись с тем же вопросом к другим жильцам, но тоже ничего не нашли. С тем они и ушли.

А на другой день, 18 января, у нашего двора вдруг стали собираться люди, которые ходили и приставали к жильцам: «А где же окаменевшая девушка?» Когда об этом стали спрашивать и меня, я им сказал: «Видел в своей жизни немало дураков, но чтобы их сразу столько собралось в одном месте, я и подумать не мог».

Однако любопытные все прибывали, и при этом заходили в квартиры. Некоторых жильцы поймали, когда они шарили по карманам висящей в прихожей одежды. Тогда мы перестали открывать любопытным двери. В результате люди стали лезть в окна, а некоторые из них и вовсе разбили. Тогда мы решили, что любопытных не нужно пускать даже во двор.

А 19 января у дома собралось уже несколько тысяч человек, и все они рвались в наш двор. Все хотели увидеть окаменевшую девку. Вечером напор толпы стал таким, что упали ворота, закрывающие вход во двор. Тогда мы с Борисом, который жил в квартире № 2, решили закрыть вход. Мы нашли две длинные доски-«шестидесятки», взяли огромные гвозди, подняли сваленные ворота и заколотили их крест-накрест, прибив доски к углам домов. Но люди всего равно проникали во двор с другой стороны. Тогда Болонкина стала требовать от всех любопытных по 10 рублей с человека за осмотр ее квартиры. А тогда это были хорошие деньги. Пообедать, например, можно было за 1-2 рубля, пиво же стоило 28 копеек за кружку.

Доходило до того, что на заводах и в других организациях собирали целые комиссии, в которые входили и члены партии, и профсоюзные деятели, и передовики производства, порой до 20 человек. Все они просили осмотреть не только дом Болонкиной, но и другие квартиры во дворе. Приходили и ко мне, и при этом говорили, что они официальная делегация. Я видел, что это люди вроде бы приличные, и пускал их в мой дом посмотреть. Но ни у Болонкиной, ни у меня, ни у других жильцов они так ничего и не нашли.

Столпотворение около нашего дома закончилось как-то само собой. Через неделю толпа вдруг исчезла. Восстановилось и движение транспорта по улицам Чкаловской и Арцыбушевской. А вокруг нашего дома остались только гладко утоптанный снег, побитые стекла, сломанные ворота да ободранные стены. При этом у многих жильцов украли разные вещи на сувениры, в основном мелкие, но у кого-то пропали и предметы одежды и обуви — шапки, варежки, ботинки и даже пальто. В этом доме я жил до 1966 года, а потому мы переехали на другую квартиру.

Почему у дома № 84 на улице Чкаловской появилась описанная выше толпа, никто точно не знает. Есть версия, высказанная специалистами, что здесь произошел редкий, но не раз описанный в литературе социально-психологический феномен под названием «массовый психоз». Так называется явление, когда брошенная в толпу случайная фраза или даже одно слово при определенной ситуации и настрое людей может спровоцировать массовые волнения, беспорядки и даже галлюцинации.

К безусловным вымыслам в этой истории можно отнести, например, постоянно встречающиеся в СМИ рассказы о врачах «скорой помощи», которые якобы пытались оживить Зою на месте, сделать ей уколы, но иглы шприцев ломались. А а также о милиционерах, будто бы побывавших в легендарной комнате и оттого вмиг поседевших. В том же ряду стоят и легенды о некоем святом старце, который в те дни вроде бы приезжал в Куйбышев из дальней обители и каким-то образом общался с «окаменевшей отроковицей». Таким «фактам» нет подтверждения. Возможно, что если бы феномен возникновения слухов о Зое исследовали ученые, то ныне не было бы вокруг него столько вымыслов и откровенных фальсификаций.

В этом свете вряд ли выглядит удивительным, что в июле 2010 года в Самаре прошло заседание городской комиссии по увековечению памяти выдающихся личностей и исторических событий, которая приняла решение об установке памятного знака в честь религиозного события XX века «Стояние Зои в Куйбышеве». При этом комиссия никак не изучала свидетельства, доказывающие или опровергающие достоверность данного события, а пользовалась одними лишь расхожими слухами, описанными выше. Думается, что новые власти нашего города, пришедшие в Думу и в мэрию после осенних выборов, в правильном свете оценят данное решение комиссии, откровенно отдающее средневековым мракобесием.

Валерий ЕРОФЕЕВ

Каждый день интересные новости из истории Самары в разделе «Колесо истории »

Стояние Зои. Документальный фильм

Фильм о чуде, происшедшем в Самаре (тогда Куйбышеве). Работница трубного завода, некая Зоя, решила с друзьями встретить Новый год. Ее верующая мать была против веселья в Рождественский пост, но Зоя не послушалась…


Стояние Зои

Святитель Николай (икона из монастыря Святой Екатерины. XIII век)

Стояние Зои  — история об «окаменении» человека в Самаре (тогда г. Куйбышев) 31 декабря 1955 года в доме 84 по улице Чкалова. Некоторые считают, что источником истории послужил фельетон «Дикий случай», опубликованый в городской газете «Волжская коммуна» 24 января 1956 года «по решению 13?й Куйбышевской областной партконференции, созванной в срочном порядке в связи с религиозными волнениями в городе» [1] .

Содержание истории следующее. В доме жила обычная женщина Клавдия Болонкина, и её сын Николай в новогоднюю ночь решил пригласить друзей. Среди приглашённых была девушка Николая — Зоя Карнаухова [2]. Незадолго до события он начал с ней встречаться. Когда все подруги были с парнями, Зоя всё сидела одна, Николай задерживался. Когда начались танцы, она заявила: «Если нет моего Николая, буду с Николой Угодником танцевать!» И направилась к углу, где стояли иконы. Друзья ужаснулись: «Зоя, это грех», но она сказала: «Если есть Бог, пусть он меня накажет!». Взяла икону, прижала к груди. Вошла в круг танцующих и вдруг застыла, словно вросла в пол. Её невозможно было сдвинуть с места, а икону нельзя было взять из рук — она будто приклеилась намертво. Внешних признаков жизни девушка не подавала. Но в области сердца был слышен едва уловимый стук.

Затем якобы о событии быстро узнал весь город, милиция боялась подходить к обездвиженной Зое, врачи ничем не могли помочь, когда они пытались сделать укол, иглы ломались и не проходили в кожу. Приходили священники и тоже ничем не могли помочь, но потом появился иеромонах Серафим (Полоз). Он смог вытащить икону из рук Зои и позже сказал, что её стояние закончится в день Пасхи. Согласно легенде так оно и произошло, Зоя простояла 128 дней [3] .

Настоятель храма Казанской иконы Божьей Матери в селе Нероновка Самарской области отец Роман Державин [4] утверждает:

«Стояние Зои» — факт, который имел место на самом деле. Мне эту историю рассказывал мой отец. Чудо случилось более 50 лет назад, в январе 1956 года. Работница трубного завода Зоя Карнаухова отмечала с друзьями новогодние праздники. Её верующая мать запрещала дочери веселиться во время рождественского поста .

В остальном история, рассказанная настоятелем, повторяет первую версию.

Содержание

Статьи в «МК» и «КП»

Данные, приведённые в газетах «Московский комсомолец » и «Комсомольская правда » [5] [6]. свидетельствуют о том, что, вероятно, история Зои является вымыслом некоей Клавдии Болонкиной. Первый секретарь Куйбышевского обкома КПСС в 1952—1959 годах Михаил Ефремов рассказывает о событии следующее:

Какая-то старушка шла и сказала: вот в этом доме танцевала молодёжь — и одна охальница начала танцевать с иконой и окаменела, одеревенела… И пошло, начал собираться народ… Тут же выставили милицейский пост. Где милиция, туда и глаза. Выставили конную милицию, а народ, раз так, — все туда. Хотели послать туда попов для ликвидации этого позорного явления. Но бюро обкома посоветовалось и решило снять все посты, охранять там нечего. Вышла глупость: никаких танцев там не было, живёт там старуха.

Дом № 84 принадлежал Клавдии Болонкиной, а имён Зои Карнауховой и монаха Серафима в архивах найдено не было [5]. По рассказам очевидцев, танцы с иконой действительно имели место, и проходившая монахиня бросила: «За такой грех обернёшься ты соляным столбом!», — а Клавдия начала распускать слух, что так и произошло.

Имя же Зое Карнауховой дала женщина, поверившая в легенду настолько фанатично, что отождествляла себя с окаменевшей девушкой. Постепенно знакомые стали называть её «каменной Зоей», и имя стало частью легенды [5] .

Экранизация легенды

По мотивам данной истории в 2001 году Творческая группа «35 мм» сняла документальный фильм «Стояние Зои». Режиссёры: Антон Жоголев, Вадим Френкин, Владимир Осипов, Дмитрий Одерусов, Юрий Изъятский. Продолжительность 20 мин.

Режиссер Дмитрий Одерусов:

Религиозная тема на телевидении, в полнометражном кино, в литературе и 10 лет назад, и сегодня интересна и востребована. В нашем фильме мы смотрели на историю «стояния Зои» глазами верующего, воцерковлённого человека [7] .

Кроме того, в 2009 году был снят художественный фильм, режиссёра Александра Прошкина «Чудо» .

На этот раз фильм снят по сценарию, основанному на легенде о самарчанке, которая застыла во время танца с иконой. Идею этого сюжета подал известный сценарист Юрий Арабов [8]. который очень интересуется православной тематикой. А участие в самом фильме приняли такие актёры, как Константин Хабенский. Сергей Маковецкий и Полина Кутепова [4] .

Продвижение легенды

На улице Чкалова, где согласно легенде происходили события, в мае 2012 года установлена скульптура святого Николая Чудотворца [9] [10] .

12 мая 2014 года дом сгорел [11] [12]. В некоторых СМИ появились неподтверждённые версии о поджоге [13] .


Танцующая с иконой Николая Чудотворца девушка застыла

Маленький деревянный домик почти в центре Самары (бывший город Куйбышев) по улице Чкаловской, 84, в котором все и случилось, стоит до сих пор. И ныне сюда время от времени приходят паломники как из России, так и из зарубежья. Осенившись крестом, усталые странники просятся внутрь, чтобы припасть на колени и облобызать половицы. Живущая здесь молодая семья Курдюковых никому в том желании не отказывает. А полвека назад этот дом был на несколько кварталов окружен плотным кольцом пешей и конной милиции. Движение транспорта по соседним улицам было закрыто. И стояло то оцепление почти полгода… О том, что случилось в невзрачном домике в те давние времена, сегодня даже ближайшие соседи, все больше приезжие азербайджанцы, и слыхом не слыхивали. И только ветхая бабушка, сметавшая желтый лист с разбитого тротуара, во гневе замахала на меня метелкой:

- А чо ж ты тогда не приехал, корреспондент, когда все тут было. А нынче, чо, разрешили.

Я, правду сказать, тогда еще не родился…

Старожилы и ныне со страхом вспоминают те дни

Другие же старожилы глухо отвечали из-за дверей, что всем командовала милиция и никого сюда близко не подпускала! Со всех после брали подписки о том, что в доме номер 84 якобы ничего не было! «А мы ничо и не видели, нас туда не пускали! А раз не пускали, значит, там чо-то было!»

А случилось там вот что

Из множества показаний близких свидетелей и прежних публикаций на эту тему (часто очень противоречивых) можно вывести примерно такую картину. В доме на Чкаловской, 84, жили мать и сын Болонкины — Клавдия Петровна и Вадим. Под Новый год, 31 декабря 1955-го, в доме собралась молодежь, человек 10 — 14. Когда выпили, поставили пластинку и пошли танцевать парами. А у одной девушки не явился кавалер по имени Николай. Ту девушку звали Карнаухова Зоя, и трудилась она на Трубочном заводе им. Масленникова. (Специально указываю подробности в расчете получить от читателей дополнительные рассказы по этому делу.— Авт.)

- А раз так,— заявила Зоя,— то я пойду танцевать вот с этим Николаем! — указала она на икону Святителя.

- Побойся Бога! — упреждали Зою подружки не то в шутку, не то всерьез.

- Пустое! — отвечала она.— Вот если Бог есть, так пусть Он меня и накажет!

Но только Зоя с иконой проделала круг, как комната озарилась ярчайшим светом и грянул гром. Танцующих оглушило и разметало по углам. А девушка с иконой в тот же момент обездвижела по середине комнаты, глаза ее остекленели, а ноги сквозь туфли будто бы приросли к полу.

А в домик на Чкаловской идут и идут паломники и касаются половиц, где стояла Зоя

После суматохи вызвали «Скорую» и милицию. Приехавшие врачи не могли и пошевелить отвердевшее, почти окаменевшее тело. Игла от шприца гнулась, но не шла в вену! Икону невозможно было вынуть из рук девушки. Один наиболее смекалистый милиционер взял топор и ударил острием по половицам, к коим приковались ноги девушки. Из досок брызнула кровь ему на лицо и по сторонам!

В скорые часы о необычной трагедии на Чкаловской узнали близкие медиков и милиционеров. Наутро народ потянулся к еще не закрытому дому.

Первые очевидцы с ужасом рассказывали другим о страшной драме. Толпы любопытствующих ринулись к улице Чкаловской. Вот тогда власти и перекрыли ближайшие улицы наглухо. Несмотря на отверделость, сердце девушки билось, а через несколько дней у ней заработало сознание и вырывались из чрева слова: «Молитесь, люди! Молитесь, земля горит! Во грехах погибаем!»

Потом сюда приезжали московские ученые и священники, но никто не мог вывести Зою из ее состояния, не могли и вынуть икону из ее рук. Только спустя 128 дней, на Пасху, в доме объявился неизвестный старичок с бородой, которого почему-то без всякого документа пропустила милиция. Старичок лишь тихо спросил непутевую отроковицу: «Ну что, устала стоять?» — и растворился на глазах у охраны. Зоя тут же прошагала к кровати и села… Все поняли — это был Николай Святитель. Один из охранников почему-то первым делом спросил Зою:

- Кто тебя все эти дни кормил?

- Голуби,— отвечала она.

С этого момента след Зои в молве народной теряется. По одним сведениям, она умерла через три дня, по другим — отправилась в какой-то дальний монастырь.

Редактор здешней православной газеты «Благовест» Антон Жоголев в недавние годы пытался расследовать этот случай. Вот что он вспоминает:

- Однажды в редакцию к нам позвонила женщина и назвалась дальней родственницей той самой Зои. Рассказала, что после стояния Зоя надолго попала в психушку, где ей сменили имя и фамилию. А сейчас она-де живет в поселке Кинель Самарской области, взаперти и под строжайшим надзором родственников. Я приехал в Кинель по данному адресу, но строгие люди меня и на порог не пустили, заявив, что их больная родственница к самарскому чуду отношения не имеет. Удалось лишь узнать, что запертая женщина действительно с 1956 года долго лечилась в закрытой психбольнице…

Другие участники вечеринки, по следствию Жоголева, все разъехались почему-то далеко за Урал по комсомольским и прочим путевкам.

Все это неправда!

В самарское чудо верят, конечно, не все. Например, здешний журналист, краевед Валерий Ерофеев, полагает, что вся эта история случилась, скорее всего, на гребне массового психоза, и приводит материалы, собранные на пару с коллегой Виктором Петровым. По Ерофееву и Петрову, дело было примерно так.

14 января 1956 года (дата уже другая.— Н. В.) в доме Клавдии Болонкиной по поводу возвращения из тюрьмы ее сына Вадима действительно собралась молодежь. Там была и соседская девушка Зоя Карнаухова, которая считалась не совсем нормальной. Она, например, открыто говорила друзьям-комсомольцам, что верит в Бога, а это по тем временам причислялось к идиотизму.

И когда на гулянке молодежь начала танцевать, то Зоя вдруг заявила, что современные танцы — это богохульство и за них Господь может наказать, превратив грешников в каменные статуи. Подвыпившая компания стала над Зоей смеяться: если ты не танцуешь, значит, ты сама и окаменела! Эти пьяные шутки слышали две старухи-богомолки, сидевшие тем вечером в гостях у Клавдии Болонкиной в соседней комнате. Они-то и видели Зою, стоявшую посреди комнаты с иконой Николая Чудотворца в руках. Девушка толковала, что танцы и пьянство — это путь в ад.

Второй приход Николая в домик на Чкаловской. В дни моего приезда в Самару у супругов Курдюковых родился сын, назвали его Николаем…

Когда же бабушки-богомолки уходили домой, им навстречу попалась мать Зои, Мария Даниловна Карнаухова. Старухи-то и сказали матери, что ее дочь только что окаменела и стоит в соседнем доме, после чего удалились. Мария Даниловна перепугалась, но тотчас увидела Зою, которая как ни в чем не бывало шла ей навстречу. Мать и дочь посмеялись над странными старухами и пошли домой.

А наутро жители дома № 84 на Чкаловской увидели из окон толпу, собравшуюся посмотреть на окаменевшую отроковицу. Тут же сновала и Болонкина, которая, видно, почуяв запах живых денег, уже рассказывала любопытным о «чуде». Оказывается, перед этим и она сама, и кто-то из ее знакомых женщин по очереди изображали «окаменевшую отроковицу», силуэт которой с иконой в руках собравшиеся могли наблюдать через задвинутые оконные занавески.

Все это продолжалось до тех пор, пока в дом не явилась милиция. А оборотистая Болонкина заявила милиционерам, что «окаменевшую Зою» уже забрали и увезли какие-то неизвестные люди в штатском.

Милицейское руководство, как видно, вовремя не осмелилось проверить в КГБ эту версию, но на всякий случай выставило здесь пост. А когда наконец все разъяснилось, то было уже поздно: слухи об «окаменевшей Зое» достигли таких размеров, что любые попытки властей их опровергнуть воспринимались в народе как «стремление скрыть правду».

Рассказ соседа

Однажды к журналисту Валерию Ерофееву пришел человек и рассказал следующее: «В январе 1956 года я жил в квартире № 6 дома № 84 на улице Чкаловской. Было мне 27 лет, работал оператором на нефтезаводе. А в квартире № 5 жила та самая Клавдия Петровна Болонкина. У нее действительно был сын Вадим, карманник, который часто сидел по тюрьмам. В январе 1956 года он еще отбывал срок, но должен был вскоре освободиться. Болонкина никаких вечеринок никогда не устраивала, хотя деньги у нее водились — торговала пивом.

Все началось 17 января 1956 года (опять изменилась дата.— Н. В.). В тот день я пришел с работы и увидел во дворе соседок — Екатерину Фоминову и Клавдию Болонкину, они стояли и разговаривали с какими-то двумя старухами. Тут мне Болонкина и говорит: «Вот эти старухи пришли ко мне и хотят посмотреть какую-то каменную девушку, стоящую будто бы в моем доме. Я им говорю, что у меня такой нет, а они не верят. Будто бы на этот счет на какую-то блаженную Аграфену снизошла Божия благодать».

До нас старухи уже ходили в дом № 82 на Чкаловской, где жила семья Сенцовых. Но Сенцов их быстро отшил, сказав, что он человек партийный и потому никаких чудес в его доме не водится. Тогда старухи стали у него спрашивать, где же произошло чудо с окаменевшей девушкой. А Сенцов был в плохих отношениях с Болонкиной, которая через забор сливала в его огород помои. Поэтому Сенцов, чтобы сделать гадость Болонкиной, указал на ее дом и сказал старухам, что чудо случилось там.

На другой день, 18 января, в нашем дворе стали собираться люди. Они все спрашивали жильцов: «А где же окаменевшая девушка?» Стали спрашивать и меня, я ответил: «Видел в своей жизни немало дураков, но чтобы их сразу столько могло собраться в одном месте, я и подумать не мог».

Когда мы перестали открывать любопытным двери, люди полезли в окна, а некоторые из них и вовсе разбили.

Утром 19 января уже собрались несколько тысяч человек, и все рвались в наш двор, чтобы увидеть окаменевшую девку.

Тот самый дом, где случилось чудо

К вечеру 19 января напор толпы был таким, что упали ворота, закрывающие вход во двор. Тогда мы с соседом заколотили ворота толстыми досками. Но люди тут же полезли верхом. Мне пришлось несколько суток дежурить во дворе с лопатой, дубиной, а то и с берданкой в руках. Я сталкивал с ворот каждого, кто лез во двор.

Еще меня беспокоило, что ночами люди из этой толпы ходили вокруг дома с факелами и говорили: «Надо спалить это дьявольское место». Так я всю ночь бегал с берданкой и смотрел, чтобы нас не подпалили.

Но самое страшное предстояло нам пережить в выходные. Я собрал пятерых знакомых ребят, потому что понимал: раз уж в будни такое творится, то что же будет в выходной. И вот в субботу, когда потемнело, через ворота поперли сразу человек пятьдесят! Мы начали их метелить! Они были пьяными, да темно вокруг, и никак не поймут, кто же это их бьет. Мы их били, наверное, с полчаса, но никого не пропустили.

Но люди все равно иногда прорывались. Помню, в дом к Болонкиной пролез один мужчина в военном полушубке — покажи да покажи окаменевшую девку! Болонкина провела его по дому, и он никакой девки там не увидел. Но человек все равно твердил, что где-то здесь потайная комната! Мне надоел этот бред, я вывел мужика в сени, дал ему раз лопатой и выгнал.

После Болонкина стала требовать от всех любопытных по 10 рублей за осмотр квартиры, но желающих посмотреть за деньги было немного, все хотели сделать это бесплатно. А 10 рублей тогда были в цене. Пообедать, например, можно было за 1 — 2 рубля. Пиво же стоило 28 копеек за кружку.

…На заводах собирали целые комиссии, в которые входили и члены партии, и передовики. Они предъявляли мне документы: мы от такого-то предприятия. Я спрашивал у партийных: «Вы в Бога верите?» Они: «Нет».— «Тогда идите на свой завод и расскажите, что нету тут никакой каменной девки» А они: «Нет, ты покажи нам свою квартиру!». А я в ответ: «Вы же в Бога не верите, а туда же!» Так делегации и уходили ни с чем.

…Не было у нашего дома никаких оцеплений и даже милицейского поста. Правда, на второй или на третий день событий меня пригласили в милицию. Там сидели еще два кагэбэшника. Они меня стали спрашивать: «Что будем делать?» Я им говорю: «Ведь вы же власть, а не я». Тогда начальник милиции достал свой пистолет, протянул его мне и сказал: «Возьми и стреляй! Сейчас ты находишься в критической ситуации, ведь на тебя нападает целая толпа. В этом случае ты можешь убить кого угодно — и тебе ничего не будет…» Я ответил: «У меня есть ружье».

Столпотворение около нашего дома закончилось само собой примерно через неделю или дней через десять…»

Лошадей хватали за хвосты и валили

История героя-очевидца, конечно же, увлекательна, но очень уж фельетонная даже для российской действительности: начальник милиции предложил ему пистолет пострелять по толпе… вшестером они за полчаса отметелили пятьдесят человек… а милиции там и вовсе не было? Вот уж последнее — сущая кривда! Как сторонники, так и противники «чуда» мне показали копии стенограммы с 13-й Куйбышевской областной партконференции, которая состоялась 20 января 1956 года. Повестку дня сразу сломали многочисленные вопросы в записках от делегатов по поводу явления на улице Чкаловской. Ответ держал первый секретарь обкома КПСС товарищ Ефремов: «Да, произошло такое явление, позорное для нас, коммунистов. Какая-то старушка шла и сказала: вот в этом доме танцевала молодежь, и одна охальница стала танцевать с иконой и окаменела. Начал собираться народ потому, что неумело поступили руководители милицейских органов. Видно, и еще кто-то приложил к этому руку. Тут же поставили милицейский пост. А где милиция, туда и глаза. Мало оказалось патрульных — выставили еще и конную милицию. А народ — раз так, все туда… Некоторые додумались даже до того, что предложили послать туда попов для ликвидации этого позорного явления. Бюро обкома порекомендовало бюро горкома виновников строго наказать, а товарищу Страхову (редактор газеты обкома КПСС «Волжская коммуна») дать разъясняющий материал в газету в виде фельетона».

Ну еще бы! По источникам даже Никита Хрущев объявил все это провокацией западных спецслужб в канун открытия ХХ съезда КПСС! А наш герой заявляет, что милиции там и не было и он бился с атакующей толпой практически в одиночку…

Да и нынешние старожилы в разговорах со мной все заявляли, что дом был окружен на несколько кварталов. Трамваи и троллейбусы не ходили. Иногда между толпой и конницей возникала драка: «Покажите каменную девку, и мы уйдем!» — лошадей хватали за хвосты и валили на землю. Тогда милиционеры стреляли вверх, и толпа унималась.

Откеда взялись старушки?

Представить, что все это действо организовали две сбрендившие старухи, как-то нелепо. В доме явно что-то произошло, но что?

На специальном заседании бюро Куйбышевского горкома партии от 3 февраля 1956 года идеологи и пропагандисты получили чудовищный нагоняй. «В результате ослабления научно-атеистической пропаганды в городе заметно активизировались церковники и сектанты… Слух о «наказании Божием грешников» привлек большое количество граждан. Однако местные партийные организации не приняли срочных мер к разъяснению трудящимся провокационного характера этого слуха… Дикий случай на Чкаловской со всей остротой подчеркивает необходимость принятия неотложных мер по усилению идейной борьбы с религией».

Нынешняя хозяйка дома на Чкаловской Наташа Курдюкова с иконой Николая-угодника

И вот тогда в свете «принятия неотложных мер» на вокзалах, базарах, в школах и т. д.— по воспоминаниям старожилов — стали появляться многочисленные «соседи» гражданки Болонкиной с веселыми рассказами о двух старушках, одурачивших весь город. Но и тут партия перегнула: народ быстро раскусил, что иные «соседи» никогда и не бывали на Чкаловской. Так, версию о старушках город не принял. Да и что касается приведенных воспоминаний «нашего» соседа, то он почему-то «переселил» Болонкину из ее отдельного дома, стоящего во дворе в окружении двухэтажек, в квартиру № 5: «Люди лезли в окна…» (зимой-то?), «…натиск был такой, что толпа проломила ворота во двор…» — если бы так, то и домик бы тот разнесли.

«Девушка стояла, как свеча»

Но воротимся к изначальной народной версии. В 1997 году Антон Жоголев — редактор газеты «Благовест» — находит еще одну косвенную свидетельницу, Новикову Антонину Васильевну. Вот что она поведала: «Мой родной дядя — Писарев Григорий Семенович — работал тогда в Куйбышеве в уголовном розыске. Его послали дежурить в дом на Чкаловской, где окаменела отроковица. Со временем он рассказал жене и матери, а потом и нам всем, что своими глазами видел застывшую девушку. Когда он пришел с первого дежурства, то обратился к жене с такими словами: «Иди, Мария, купи икону. И в церковь сходи, отдай записку за здравие…» А на дотошные расспросы своей матери он ответил так, сняв фуражку: «Видишь, какой я седой сделался? Это от того, что я там увидел!» Спустя годы он вспоминал, что девушка стояла, как свеча,— с иконой, в голубом платье, на невысоких каблуках…»

Вспоминает священник

А самарский священник Виталий Калашников рассказал все тому же Антону Жоголеву: «Анна Павловна Калашникова — тетка моей матери — в 1956 году работала в Куйбышеве врачом «Скорой помощи». Рано утром она, взбудораженная, приехала к нам домой на улицу Ленинскую, всех разбудила и говорит: «Вы тут спите, а весь город уже на ногах!» А потом сообщила: только что была по вызову в одном доме и видела застывшую девушку с иконой Николая-угодника в руках! Пыталась сделать несчастной укол, но иглы ломались и гнулись… Анна Павловна проработала врачом еще много лет. Это событие, которое по Промыслу Божию было ей открыто, не так уж сильно повлияло на ее дальнейшую жизнь. В Бога она, безусловно, верила, но все же не стала настоящей прихожанкой. Умерла Анна Павловна в 1996 году. Я успел пособоровать ее незадолго до смерти…»

А на селе едва пить не бросили

Странная эта история растревожила советский идеологический аппарат. По городам и весям засылались исследователи настроений, которые писали отчеты: «…В июне месяце при ознакомлении с деятельностью церкви в селе Заплавное Борского района Куйбышевской области я выяснил, что в селе еще ведутся разговоры о мифической окаменевшей девице на Чкаловской улице… хотя фельетон об этом диком случае обсудили широко на колхозном собрании… Слухи о чуде сильно подействовали на пользу религии — под праздники и в Страстную неделю не было слышно песен и гармошки, больше стали ходить в церковь и причащаться. Под Пасху в кино не пришло ни одного зрителя…»

В связи с событиями в Куйбышеве идеологический отдел ЦК КПСС в 1956 году приказал своим подразделениям выступить широким фронтом по всей стране против пропаганды религии. Только в Куйбышевской области было прочитано за год более 2000 атеистических лекций против 800 в прежние годы. Участников крестных ходов, включая немощных старух, отлавливали по лесам, избивали до полусмерти. В школах проповедовали атеизм как главную из наук. Так постепенно все встало опять на свои места. Народ вернулся к загулам и пьянству, потому как в безверье у русского человека другого пути и нет.

Сегодня Самарская епархия ведет с городским начальством переговоры, чтобы домик отреставрировать и поставить во дворе часовенку в память о Николае-угоднике. Чем то кончится, не знаю, но, полагаю, следовало бы уважить православных паломников. А было ли там наказание грешницы окаменением или было все несколько иначе… — наверное, не столь и принципиально. Важно, что и этот источник веры, коль не схоронят его под новостройками, спасет от погибели не одну христианскую душу.

А пока в этом утлом домике уж второй год снимают жилплощадь по бедности прибывшие из деревни молодые муж и жена Курдюковы, которые, несмотря на стеснение, бескорыстно пускают в дом всякого поклониться, перекреститься. Буквально в дни моего приезда в Самару у Курдюковых родился первенец. Окрестили его, конечно же, Николаем…

Наш батюшка Зою даже трогал!

В начале 90-х я работал сторожем в соборе Александра Невского в Таллине и слышал эту историю от отца Виктора, уроженца Самары: «В тот день я прислуживал в храме. Службу проводил владыка. Вторая вечерняя служба затянулась за полночь, и к концу ее в храм пришла старушка, обратилась к владыке… Владыка, я, еще несколько церковных людей отправились с ней. У дома уже была милиция, но нас пустили. Заходим. Посреди комнаты стоит статуя. Каменная. Вроде как вся из серого известняка. Все складки одежды были каменные и глаза каменные! Я взял и постучал пальцем. Звук как по камню! Только икона в руках обыкновенная! А наутро туда повалил народ, и больше в дом никого не пускали.

Эдуард Рейнас. Таллин.

Зоя за всех нас пострадала

Мне думается, что эта Зоя была хорошая девушка. Свое богохульство она просто должна была совершить и быть примерно наказанной. Она была избрана Богом для этой цели. Если бы Он наказывал просто за богохульство, то многие приросли бы самыми разными частями тела к самым разным местам: к сиденьям автомобилей, к кафедрам перед аудиториями, к трибуне Мавзолея и т. п. да так, что до самой смерти к ним никто бы не пришел, чтобы освободить. Но на то Он и всемилостивый Бог, что прощает всем нам многое. Через эту девушку Он просто дал знать, что Он есть, и показать это среди разгула воинствующего атеизма, который имел место в те времена.

Спасибо вам за это интересное расследование.

Другую безбожницу сидя похоронили

В 1947-м, когда мне было лет шесть и наша семья жила в городе Бузулуке, там случилось вот что. В доме у одной женщины собралась компания, и хозяйка предложила поиграть в карты. А дело было то ли в Великий пост, то ли в какой-то серьезный религиозный праздник. Кто-то предостерег, мол, грех это! Но хозяйка-безбожница, смеясь, взяла колоду со словами, мол, если Бог есть, то посмотрим, как он меня накажет! И только она начала тасовать, как тут-то ее и постигла кара! Она также окаменела с картами в руках! А потом якобы умерла, и ее похоронили в сидячем положении, потому как не могли распрямить тело.

Петр Галынин. Санкт-Петербург.

Возможно, это был приступ?

Сама я врач-рентгенолог, но из курса психиатрии еще в институте помню картину болезни под названием истерия, которая очень напоминает картину, описанную в статье. Возможно, когда девушка стала танцевать с иконой, в этот момент в небе сверкнула молния и ударил гром. Ведь такое явление природы случается и в самый пик зимы. А так как Зое сказали о наказании Божием, то у девушки случился приступ истерии в виде выраженных тонических судорог. При тонических судорогах мышцы становятся плотными, как бы окаменевают. Поэтому и укол ей не смогли сделать.

Ирина Васильченко. Краснодар.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Мы обратились к главному врачу Московской областной психиатрической больницы Владимиру Ивановичу ПОДДУБНОМУ. Вот что он сказал:

- Приступ тонических судорог продолжается не более минуты. Другое дело, когда человек впадает в истериоформное состояние, вызванное, как правило, предварительным нервным потрясением. Тогда человек может действительно обездвижeть с напряженными мышцами и надолго застыть в любой позе. Может застыть и стоя.

Возможно, именно это и случилось с Зоей и с картежницей из Бузулука? А народная молва уж много чего досочинила. Но согласно Писанию всякая хворь и есть наказание Божие. Посему как психиатрический фактор, так и кара небесная в нашей истории одно другого не исключают.

По причинам вполне понятным автор статьи, публикуя избранные комментарии читаталей, «забыл» упомянуть и еще один, на наш взгляд самый важный (намного важнее глупых рассуждений эстонцев о «каре божьей» и «Его милости»). Сделаем же это за автора.

Дорогой Николай!

Как всегда с большим интересом прочел Ваш материал, но, как любителя детективных историй она меня очень разочаровала. Не там Вы искали, голубчик. Вместо того, чтобы опрашивать публику на улицах о том, что было 50 лет назад, нужно было бы с документиками поработать. СССР при всех его недостатках было государством весьма организованным и крайне забюрократизированным. Просто так без особой необходимости человек исчезнуть практически не мог, его всегда можно было отследить по бумагам. Я думаю, что Вам необходимо написать еще одну статью и ответить на следущие вопросы:

1. Зоя была молодая женщина и проживала по месту прописки либо с родителями, либо в общежитии. Так что первым делом нужно было спросить лиц, с коими она совместно проживала, явилась ли Зоя в тот вечер ночевать, а если нет, то какие действия они предприняли по этому поводу и каков был результат.

2. Вы приводили показания врача скорой помощи, которая подробно описала необычное состояние своей пациентки. Я уверен, что соответствующие описания, сделанные в тот же день на станции скорой помощи должны сохраниться в архиве. Учитывая необычное состояние больной, это описание должно было прочесть большое количество народа — начиная от любопытных коллег, кончая начальством, которое было бы обязано разобраться в ситуации (успешно или нет — это другой вопрос, но бумаг должно быть море).

3. Если врач скорой помощи обнаружил больного в кататоническом состоянии, да еще когда об его задницу можно было ломать иголки, то он никогда не оставит больного стоять столбом в ожидании выздоровления, а тут же госпитализирует его в ближайший стационар. Он обязательно это сделает по многим причинам, не последняя из которых заключается в том, что в случае госпитализации ответственность за больного переходит на врачей стационара. Все эти действия порождают такое количество бумаг, что не найти их невозможно. Чем чудней случай, тем бумаг больше и хранят их лучше.

4. Если даже предположить, что по каким-то причинам КГБ изъяло всю документацию по конкретному больному, то должна быть квитанция с описью изъятых документов.

5. Если девушка была найдена окаменевшей, неважно в стоящем или лежащем положении, то логично ожидать, что ни пульса, ни зрачкового рефлекса у нее не будет, что дает полные основания врачу скорой помощи признать эту девушку мертвой. А в этом случае, как Вы понимаете, вызывается милиция и начинается допрос свидетелей. Что-то мне подсказывает, что версия о вмешательстве Николая Чудотворца стала бы рассматриваться сотрудниками милиции в последнюю очередь. Вы бы пошерстили милицейские архивы по этому поводу. Да и в народе при таком раскладе говорили бы о том, за что же паразиты бедную девочку грохнули, а не о вмешательстве Силы Небесной.

Нестыковочки у Вас, Холмс, однако. Нестыковочки.


Феномен окаменевшей Зои (3 фото)

Девушка из Куйбышева (ныне Самара) разозлилась на жениха и пустилась в пляс с иконой. После чего. застыла, как глыба льда, на месте и простояла так 128 дней. Рассказы об этом Божьем возмездии передаются из уст в уста уже сорок лет.

ЛЕГЕНДА

Четырнадцатого января 1956 года в день старого Нового года молоденькая работница завода Зоя решила устроить вечеринку. Молодежь разделилась на пары и принялась танцевать. А сама Зоя сидела в печальном одиночестве, дожидаясь жениха Николая. Тут взгляд ее упал на божницу, и она, с досады схватив икону святителя Николая Чудотворца, крикнула друзьям: «Раз мой Николай не пришел — возьму этого Николая».

На увещевания подруг не делать греха она ответила: «Если есть Бог, пусть он меня накажет». И стала отплясывать с иконой в руках. Вдруг в комнате раздался невообразимый шум, вихрь, засверкали молнии. Все в ужасе бросились вон. А когда опомнились — увидели застывшую посредине комнаты Зою — холодную, как мрамор, окаменевшую.

Прибывшие медики пытались сделать ей укол от столбняка, но иглы не смогли проткнуть кожу — гнулись и ломались. Сама Зоя, однако, была жива: билось сердце, прощупывался пульс. Вернувшаяся мать Зои от увиденного потеряла сознание и едва не лишилась рассудка.  Узнав о происшедшем, толпы людей стали собираться возле злополучного дома, так что власти выставили у дверей милицейский кордон.

Часто в рассказах о Зое фигурирует иеромонах Серафим из Глинской пустыни, который, приехав под Рождество, отслужил возле девушки молебен и освятил комнату. После чего смог взять из ее рук икону и предсказал день, когда ей даруется прощение.

Народная молва утверждает, что, простояв 128 дней, Зоя очнулась, мышцы ее размягчились, ее уложили в кровать. После чего она покаялась, призвала всех к покаянию и мирно отошла ко Господу.

ПАНИКА В ОБКОМЕ

Из стенограммы 13-й Куйбышевской областной конференции от 20 января 1956 года. На вопросы делегатов отвечает первый секретарь Куйбышевского обкома КПСС товарищ Ефремов:

«Записок по этому поводу пришло штук двадцать. Да, произошло такое чудо, позорное для нас, коммунистов, явление. Какая-то старушка шла и сказала: вот в этом доме танцевала молодежь, и одна охальница стала танцевать с иконой и окаменела. Начал собираться народ потому, что неумело поступили руководители милицейских органов. Видно, и еще кто-то приложил к этому руку. Тут же поставили милицейский пост. А где милиция, туда и глаза. Мало оказалось милиции. выставили конную милицию. А народ — раз так, все туда.

Некоторые додумались даже до того, что предложили послать туда попов для ликвидации этого позорного явления. Бюро обкома порекомендовало бюро горкома виновников строго наказать, а товарищу Страхову (редактор областной партийной газеты «Волжская коммуна». — Ред.) дать разъясняющий материал в газету в виде фельетона».

Скандалу в обкоме было от чего разразиться. Все случившееся настолько поразило жителей Куйбышева и области, что в церкви потянулись толпы народу. Для отправления обряда крещения у священников не хватало нательных крестиков.

СОСЕДИ: НИКОЛАИ СТАЛ РЕЦИДИВИСТОМ

Как выяснилось, в доме на Чкаловской, 84 в 1956 году жили вовсе не Зоя с матерью, а жених ее Николай и мать его Клавдия Петровна Болонки-на. После тех событий, как рассказывают знакомые Клавдии Петровны, она стала замкнутой. Через несколько лет переехала в Жигулевск, где и скончалась 20 лет назад.

Юный Николай сильно запил и пошел по скользкой дорожке. Несколько раз сидел в тюрьме, однажды бежал, и на него в том самом доме милиция устраивала засаду. В конце концов Николая как неисправимого алкоголика и рецидивиста выслали в сельскую местность, где он вскоре и умер.

КГБ: ЭТО БЫЛ СЛУХ

С помощью пресс-центра областного управления ФСБ удалось найти очевидца тех событий из КГБ. Рассказывает Михаил Егорович Баканов:

«В то время я был старшим уполномоченным КГБ. Начальство послало меня разобраться в тот самый дом на Чкаловской. Там я увидел хитрецов, которые за червонец обещали провести желающих в дом и показать окаменевшую деву. Да им никто и не препятствовал войти. Я сам проводил в дом несколько групп любопытствующих, которые подтверждали, что ничего не видели. Но люди не расходились. И продолжалось это безобразие неделю. Уже не помню, разговаривал я с самой Зоей или нет. Столько лет прошло».

Другой очевидец, работник самарской «Инспекции труда» Валерий Борисович Котляров, считает все это выдумкой «церковников»: «Я тогда был мальчишкой. Нас, пацанов, в дом не пускали. А взрослых милиция заводила по 10 человек. Выйдя, они говорили: «Там никого нет». Но народ не расходился. Видел, как проезжал по улице грузовик с трубами и при развороте грузом покалечил несколько человек. А богомольцы судачили: «Это Божья кара. »

ЦЕРКОВЬ: СВЯЩЕННИКА К ЗОЕ НЕ ПУСТИЛИ

Воспоминаниями делится староста Вознесенского собора Андрей Андреевич Савин:

«Был я в то время секретарем епархиального управления. Звонит нашему епископу Иерохиму уполномоченный по делам религии Алексеев и говорит: «Надо в храме с амвона объявить народу, что на Чкаловской ничего не произошло». В ответ епископ попросил пропустить в дом настоятеля Покровского собора, чтобы он убедился во всем сам. Уполномоченный сказал: «Я перезвоню через два часа». А позвонил только через два дня и сообщил, что в наших услугах не нуждается. Так что из священнослужителей туда никого не пустили. Разговоры о том, что Зою посетил иеромонах Серафим, — неправда.

А толпе показывали маленькую пустую комнату и говорили: «Вот видите, там никого нет». Люди просили показать большую комнату. «Да у них там вещи свалены, нечего смотреть», — уверяли представители власти. В эти дни в городских трамваях трудились бригады комсомольцев, которые убеждали людей в том, что они были в доме и никакой застывшей девушки не видели».

БОГОМОЛКИ: МИЛИЦИОНЕР ПОСЕДЕЛ ОТ СТРАХА

Многим верующим в Самаре известна пенсионерка А. И. Федотова.

«В те дни возле дома Зои я была дважды, — рассказывает Анна Ивановна, — приезжала издалека. Но дом был окружен милицией. И тогда я решила расспросить обо всем какого-нибудь милиционера из охраны. Вскоре один из них — совсем молоденький — вышел из калитки. Я пошла за ним, остановила его: «Скажите, правда, что Зоя стоит?» Он ответил: «Ты спрашиваешь в точности, как моя жена. Но я ничего не скажу, а лучше смотри сама. » Он снял с головы фуражку и показал совершенно седые волосы: «Видишь. Это вернее слов. Ведь мы давали подписку, нам запрещено рассказывать об этом. Но если бы ты только знала, как страшно мне было смотреть на эту застывшую девушку!»

ВРАЧИ: «ИГЛЫ ЛОМАЛИСЬ»

Отыскался и человек, поведавший о самарском чуде нечто новое. Им оказался уважаемый в Самаре настоятель Софийской церкви священник Виталий Калашников:

«Анна Павловна Калашникова — тетка моей матери — в 1956 году работала в Куйбышеве врачом «Скорой помощи». В тот день утром она приехала к нам домой и сообщила: «Вы тут спите, а город уже давно на ногах!» И рассказала об окаменевшей девушке. А еще она призналась (хотя и давала подписку), что сейчас была в том доме по вызову. Видела застывшую Зою. Видела икону святителя Николая у нее в руках. Пыталась сделать несчастной укол, но иглы гнулись, ломались, и потому сделать укол не удалось.

Все были потрясены ее рассказом. Анна Павловна Калашникова проработала на «Скорой» врачом потом еще много лет. Умерла в 1996 году. Я успел пособоровать ее незадолго до смерти. Сейчас еще живы многие из тех, кому она в тот самый первый зимний день рассказала о случившемся».

РОДСТВЕННИКИ: «ЗОЯ ЖИВА?»

В 1989 году в газете «Волжский комсомолец» вышла статья журналиста Антона Жоголева под названием «Чудо о Зое». Вскоре к Антону пришел пожилой мужчина, утверждавший, что в конце 50-х годов работал в цехе зеркал, расположенном напротив дома на Чкаловской. И его товарищи по работе первыми прибежали на крики молодежи о помощи еще до милицейского наряда. По их рассказам — бледное, как свеча, лицо застывшей отроковицы казалось жутким.

А потом Жоголеву позвонила. родственница окаменевшей Зои и сообщила, что. Зоя до сих пор жива. Много лет пролежала в психушке. Потом ее забрали родственники в Кинель, где она и живет под их присмотром. Очень боится вспоминать те жуткие дни. Да и родня до нее никого не допускает — чтобы не волновать.

«Я тут же отправился в Кинель, — рассказывает Жоголев. — Но родственники встретили меня враждебно. Они подтвердили, что их подопечная в 1956 году попала в психушку, но всякую причастность к самарскому чуду отрицали и выставили меня за дверь.

Так я до сих пор и не знаю: та ли это Зоя и насколько правдива сама история. » — недоуменно заключил Антон Евгеньевич.

Что ж, многоточие в истории о самарском чуде поставим и мы. Ведь любое чудо зиждется скорее на вере, нежели на доказательствах.


Источники: http://4stor.ru/histori-for-life/15904-devushka-s-ikonoy.html, http://bagira.nl/pravoslavie/devushka-s-ikonoj.html, http://www.pravmir.ru/kamennaya-zoya/, http://samaratoday.ru/news/5211, http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%F2%EE%FF%ED%E8%E5_%C7%EE%E8, http://sherhan.ucoz.de/blog/zastyvshaja_devushka_s_ikonoj_nikolaja_chudotvorca/2010-03-08-15, http://nlo-mir.ru/religia/26567-fenomen-okamenevshej-zoi-3-foto.htmlNULL Комментариев пока нет!
Добавьте свой комментарий или задайте вопрос.

Ваше имя *
Ваш Email *

Сумма цифр справа: код подтверждения
Внимание, комментарии чистятся от ссылок!








2017 - Правосланые иконы
танцевала с иконой николая чудотворца