int(904) иконы русского севера | Русские | Tsurganov.info




иконы русского севера


Древнерусская северная иконопись

Древнерусская северная иконопись - как ни величав снаружи северный деревянный храм, внутри покажется он тесноватым и темным. В слабоосвещенной трапезной царит полумрак. Свет проникает сквозь узенькое оконце и высвечивает намытые добела широкие половицы, стены и "опушенные" резными досками лавки. Тяжело открываются расписные двери, и мы- в самой церкви.


Во всем суровая простота, стены и потолок горьковато пахнут смолой и ладаном. Луч солнца падает на иконостас, и в его свете загораются яркими пятнами киновари и изумрудной зелени ряды икон. Стоят они на расписных травными узорами брусовых полках- тяблях, плотно друг к другу, от низа до самого верха. И все вокруг сразу меркнет от столь необычного по силе впечатления.

"Северные письма"- так называют иконы русского Севера, Северорусскую иконопись, потому что они имеют собственный стиль, технику исполнения и композицию, уходящие своими корнями к древнему иконному художеству. Они отличаются простотой образов, яркостью и чистотой красок. Их создавали не только иконописцы- монахи, но и простые городские и сельские жители, для которых это занятие не было основным. Работали они как артелями, так и в одиночку.

Свои истоки древнерусская Северная иконопись берет в двух крупнейших художественных центрах средневековой культуры Руси- Новгороде Великом и Ростове, чьи владения простирались и на бескрайней северной земле. Оттуда во вновь построенные часовни и церкви привозили первые образы, приходили и сами изографы. Они оказали решающее влияние на развитие местной иконописной школы.

Древнерусская северная иконопись

Древнерусская иконопись- Северорусская народная икона. Северорусская народная икона напоминает в целом схематический рисунок, а изображенные на ней образы дышат теплотой и свежестью. Святители, мученики и преподобные подчас предстают вполне земными людьми, похожими на местных крестьян: у них коренастые, приземистые фигуры и большие, натруженные руки. Ткань их одежд, словно сделанная из домотканного сукна или холстины, спадает крупными складками. Это простодушные изображения тех, кого почитали и к кому обращались с молитвой крестьяне и горожане. Так, святого Георгия просили защитить домашний скот от дикого зверя, святитель Никита Новгородский охранял от пожаров, мученик Мина исцелял глазные болезни, святой воин Федор Тирон помогал найти украденные вещи, а великомученник Пантелеймон исцелял от всех недугов. Одним из самых почитаемых на Руси святых был Николай Чудотворец, он считался небесным покровителем плотников, мореплавателей и странников. А кузнецов, ювелиров и лекарей опекали святые бессеребренники Козьма и Дамиан (фрагмент иконы- "Святитель Николай Чудотворец с Козьмой и Димианом на полях" XVII век- вы можете видеть здесь).

Древнерусская Северная иконопись, об иконе Огненное восхождение Ильи Пророка. икона начала XVIII века из частного собрания.

На Севере, как и в других районах России, над конюшнями принято было ставить иконы мучеников Флора и Лавра, покровителей коней и коневодства. Большую часть иконы "Чудо о Флоре и Лавре" конца XVII века занимает живописный рассказ о поиске конюхами пропавшего табуна лошадей. Конь для землепашца являлся помощником и кормильцем.

В северных деревнях и селах издавна в день памяти Флора и Лавра устраивались праздники с верховой ездой. Тогда же служили торжественные молебны и кропили святой водой коней, чтобы уберечь их от болезней и других напастей. Изображенные на иконе лошади пьют льющуюся струями студеную воду, бегут в резвом галопе, погоняемые конюхами. А над ними, словно стоя на пригорке, возвышаются заступники за крестьянскую "скотинушку"- Флор и Лавр. В центре между мучениками архангел Михаил- небесный воевода.

Древнерусская северная иконопись- северные иконы особенно ярко отмечены народной верой и добродушием, они напоминают жития святых, пересказанные понятным для народа языком. Из глубокой древности события переносятся изографами в привычную для них современную обстановку, а персонажи далеких времен нередко облачены в русский костюм. В иконах XVII-XVIII веков в полной мере проявились фольклорные мотивы, получившие широкое распространение в народном творчестве. Поражает меткость бытовых деталей, а изображенные на них персонажи подчас трогательны и наивны.

Из многих эпизодов древнего "Сказания о чудесах иконы Тихвинской Богоматери" северному иконописцу пришелся по душе рассказ о пономаре Юрыше- Явление Богоматери и святителя Николая пономарю Юрышу - икона конца XVII века.

Рождается на северорусской земле и иконография своих, местночтимых сподвижников: Зосимы и Савватия, Александра Свирского, Феодосия Тотемского, Кирилла и Ферапонта Белозерских. Менее известный святой, из- за того, что история иконописания не часто балует нас драгоценными сведениями о том, при каких обстоятельствах возникал тот или иной образ, Александр Ошевенский- Преподобный Александр Ошевенский с монастырем - древнерусская Северная иконопись XVII век.

С городом Каргополем связан интересный исторический факт, получивший отражение в иконе Святые князья Борис и Глеб у стен горящего Каргополя - древнерусская иконопись начало XVIII века.

Между тем местных иконописцев волновала не только история родного северного края. Они пишут иконы, имеющие отношение к истории Российского государства, стремясь изобразить реальные исторические события и лица. Икона- Царевич Димитрий Углический - середина XVIII века.

Древнерусская северная иконопись

На Севере иконопись меньше, чем в Центральной России, была подвержена влиянию западноевропейской живописи- "фряжскому письму", которое осуждал в свое время протопоп Аввакум. Большой знаток культуры русского Севера, сам северянин, писатель Б.В. Шергин рассказывал, что "северный крестьянин и мещанин ежели не гонятся за древностю иконы, то все же требуют, что- бы написана она была письмом "Горним и пренебесным", считая, что все святое и поклоняемое может быть передано исключительно формами, линиями и красками греческих и древнерусских иконописных пошибов. Приобретая или заказывая новую икону, требовали, чтобы пошиб был "священный", "канонический".

И северный народ твердо держался исконного иконописного письма, в нем одном видя выражение своей веры и национального духа. Именно поэтому мы сегодня можем по достоинству оценить "северные письма", древнерусскую северную иконопись- эти живописные послания из прошлого.

На этом сайте учатся рисовать, изучают акварельную живопись, постигают основы цветоведения. Если вам интересно посмотреть что и как все происходит, добро пожаловать на сайт для художников- как научиться рисовать.


Электронная библиотека

Метки текста:

Пуцко В.Г. (г.Калуга)

Иконописание как форма традиционной культуры Русского Севера

Стремление увидеть единство в многообразии пришло в изучении «северных писем» лишь в результате длительного их изучения, в связи с осмыслением их места в национальной русской духовной культуре, неотъемлемой частью которой они являлись всегда. Историческое своеобразие иконописания Русского Севера стало более понятным после выявления и изучения икон, сгруппированных по месту их бытования в течение нескольких столетий [1]. Появилась реальная возможность разграничения продукции мастеров из больших художественных центров и местных иконописцев, различных по одаренности и уровню профессиональной подготовки [2] .

Объем памятников оказался столь большим и сложным по составу, что не на все возникающие вопросы и сегодня можно получить ответ. Не все характеристики оказываются, соответственно, устойчивыми и приемлемыми, по мере расширения сравнительного материала.

Показательно, что развитие иконописания на Русском Севере прослеживается с XIII в. – времени сложения национальных европейских культур, во многих случаях благодаря широкому использованию византийского художественного наследия, даже если степень его усвоения оказывалась различной. Белозерские иконы Богоматери и апостолов Петра и Павла весьма показательны в этом отношении, при их различном качественном уровне [3]. Первая из них – один из самых ранних известных примеров проникновения в этот регион византинизирующего элитарного образца [4]. Икона «Собор архангелов Михаила и Гавриила» из Великого Устюга позволяет говорить об его более радикальной переработке [5] .

В течение следующего столетия в образовавшихся разрозненных художественных центрах Русского Севера проходят, казалось бы, взаимоисключающие процессы, оценка которых сегодня затруднена состоянием сохранности одних произведений и вопросам подлинности – других [6]. Порой кажется почти невероятным, что из этого впоследствии могли выкристаллизоваться те самые «северные письма», которые в упрощенной форме адаптируют в различной степени классицирующие изысканные оригиналы.

По мере изучения сохранившихся произведений становится очевидным использование местными северными мастерами доступных им образцов преимущественно для усвоения иконографии, и крайне редко – стиля. Впрочем то и другое неизменно упрощаются, в результате чего появляется в сущности новая интерпретация ранее известного образа или сюжета. Пример тому – вологодская икона ХIV в. Богоматери с младенцем на престоле с предстоящими свт. Николой и Климентом, ориентированная на оригинал XIII в. [7] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Могли работать и заезжие мастера, на что, скажем, указывает икона Богаматери Подкубенской, первой половины XIV в. [8] Но это в окрестностях Вологды, тогда как в пределах Обонежья в течение ХIV–XV вв. характер иконописания определяли воздействия Новгорода [9]. Не будет большим преувеличением тезис о том, что «северные письма» указанного времени в целом представляют провинциальный вариант новгородских, естественно упрощенный, но (что белее существенно) при этом использующий свои выразительные средства, с явным преобладанием графической манеры.

В северной иконописи был свой иконографический репертуар, как выясняется определяемый почитанием святых, связанных с аграрным календарем [10]. Однако народные мастера не всегда оставались лишь только ремесленниками, проводниками внушенной им идеи. Они подходили к своим задачам творчески и поэтому трактовали более строгие и изысканные модели приближенно к пониманию своего окружения. Это распространяется не только на переработку византийских по своему происхождению оригиналов (как в Деисусе первой половины XIV в. из церкви Ильи Пророка погоста Вязенцы на реке Онеге, Онежского района Архангельской области), так и западных (о чем свидетельствует икона Спаса Нерукотворного и Христа во гробе, того же времени, из Введенской церкви деревни Кузьмино на Княжострове близ Холмогор). Тем больший интерес представляют такие исключения, как поясное изображение Николы на выносной иконе конца XIV в. из деревни Пирозеро на реке Капше, Лодейнопольского района [11] (рис.1), сохраняющее свое типологическое сходство с балканскими произведениями типа икон в сербском монастыре Дечаны (около 1350 г.). Если собственно новгородские иконы частично отражают почти адекватно традиции позднепалеологовского искусства, то данное течение никак не проникает в провинциальные памятники. Оно здесь скорее сказывается лишь на обогащении иконографии, в частности, в появлении многофигурных композиций, что в основном приходится уже преимущественно на XVI в.

Рубеж XV–XVI вв. принес существенные изменения в развитие северного русского иконописания, прежде всего по причине активного проникновения на Север результатов творчества элитарных московских мастеров. В Ферапонтовом монастыре расписывает собор Дионисий со своими помощниками, и из его же мастерской выходят иконостасы, предназначенные для ряда северных монастырей [12]. Бесспорно, одним из лучших по исполнению является комплект иконостасных икон Успенского собора Кирилло–Белозерского монастыря [13]. Несколько позже такой же сокровищницей элитарного сакрального искусства оказывается и Соловецкий монастырь [14]. Все это не могло пройти бесследно для творчества местных иконописцев, но в то же время было бессильно его реформировать. Действительно наряду с традиционными новгородскими воздействиями все более явственно проявляются московские, в частности, в регионе Каргополя. При этом большей частью не исчезают совершенно архаические тенденции, в том числе плоскостность изображения и лаконичность силуэтов, роль контура и декоративный схематизм рисунка. Сказывалась также индивидуальная манера, что, например, трудно не заметить в известной северодвинской иконе второй половины XVI в. с изображением Благовещения [15] (рис.2).

Как общая композиционная схема, так и поза Богоматери, архитектурные кулисы, гуси на первом плане, – все это фольклорное осмысление сложной классицирующей сцены, сложившейся в течение XII–XIV вв. на византийской почве. В иконописании Обонежья XVI в. начинают играть большую роль возникшие к этому времени крупные монастыри, служащие опять–таки проводниками московской художественной культуры, но в целом местная культура оказывается довольно устойчивой, что подтверждает характер различных сохранившихся икон [16]. Говоря о характере северного иконописания, надо отметить, что нередко иконы предназначали для небольших по размерам храмов и для часовен, и поэтому на одной доске возможно совмещение нескольких сюжетов, входящих в определенные ряды иконостаса [17]. (рис.3).

Много нового приходит в иконописание двинских городов и Заонежья в XVII в. когда едва ли не впервые дает знать о себе неоднородность исторических традиций [18]. В большие художественные центры превращаются Сольвычегодск и Великий Устюг, откуда мастера едут для работы и в Москву, и в сибирские города. Некоторые из иконописцев становятся знаменитыми, являясь представителями элитарного направления. В Карелии наряду с местными теперь встречается немало привозных икон различного происхождения. Они мало похожи на традиционные, какие, например, в XVI в. украсили церковь Ильи Пророка в деревне Суйсарь [19]. Но в целом в Заонежье по–прежнему встречаются архаические варианты изображений на одной доске, выполненные в монументальной манере, как и столь популярное в деревянных храмах региона «небо» [20]. Становятся популярными учительные сюжеты, изображения Соловецкого монастыря, а также основателей северных русских обителей [21]. С возникновением церковного раскола традиционная иконопись оказывается прочно связанной со старообрядчеством, и наиболее ярко представлена творчеством Выговских мастеров [22]. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Даже при самом беглом освещении развития иконописания Русского Севера становится очевидным, что оно представляет неотъемлемую часть той традиционной культуры, которая создана и сохранена демократической средой. Поэтому оно глубоко укоренено в местную почву.

    [1] См. Смирнова Э.С. Живопись Обонежья XIV–XVI веков. М. 1967; Реформатская М.А. Северные письма. М. 1968; Вздорнов Г.И. Вологодские иконы XIV–XVвеков // Сообщения Всесоюзной центральной научно–исследовательской лаборатории по консервации и реставрации музейных художественных ценностей (ВЦНИЛКР). М. 1975. Вып.30. С. 125–153; Живопись вологодских земель XIV–XVIII веков. Каталог выставки. М. 1976; Рыбаков А. Вологодская икона. Центры художественной культуры земли Вологодской XIII–XVIII веков. М. 1995; Возрожденные шедевры Русского Севера: Исследование и реставрация памятников художественной культуры Вологодской области. Каталог выставки. М. 1998; Северные письма. Каталог. Архангельск, 1999. [2] Пуцко В.Г. 1) Икона в истории культуры Русского Севера // Исследования по истории книжной и традиционной народной культуры Севера: Межвузовский сборник научных трудов. Сыктывкар, 1997. С.175–182; 2) Северная русская икона: фольклорное истолкование византийского образа //Русская культура на рубеже веков: Русское поселение как социокультурный феномен. Вологда, 2002. С.56–71; 3) Элитарный иконописный образец в восприятии народных мастеров Русского Севера // Локальные традиции в народной культуре Русского Севера (Материалы IV Международной конф. «Рябининские чтения–2003»). Петрозаводск, 2003. С.409–411. [3] Пуцко В.Г. Иконы в древнем Белозерье // Белозерье: Историко–литературный альманах. Вологда, 1994. Вып.1. С.236–244. [4] Пуцко В.Г. Икона Богоматери Белозерской: русская иконопись XIII века в европейском художественном контексте // Белозерье: Краеведческий альманах. Вып.2. Вологда, 1998. С.330–343. [5] Вздорнов Г.И. Икона «Собор архангелов Михаила и Гавриила» из Великого Устюга // Сообщения ВЦНИЛКР. М. 1971. Вып.27. С.141–162. [6] См. Смирнова Э.С. Иконы Северо–Восточной Руси. Середина XIII – середина XIV века. М. 2004. [7] Рыбаков А.А. Икона «Богоматерь на престоле с предстоящими Николой и Климентом» XIV в. из Вологодского музея (К вопросу о романских реминисценциях в живописи Северной Руси XIII–XIV вв.) // Литература и искусство в системе культуры. М. 1988. С.288–303; Пуцко В.Г. Вологодская икона тронной Богоматери и проторенессансная живопись Италии // Послужить Северу…»: Историко–художественный и краеведческий сборник. Вологда, 1995. С.152–201. [8] Вздорнов Г.И. «Богоматерь Умиление Подкубенская» // Памятники культуры. Новые открытия. 1977. М. 1977. С.192–201. [9] Смирнова Э.С. Живопись Обонежья XIV–XVI веков. С.25–58. [10] Малицкий Н. Древнерусские культы сельскохозяйственных святых по памятникам искусства //Известия Государственной Академии истории материальной культуры. Л. 1932. Т.11, вып.10. С.5–29. [11] Смирнова Э.С. Живопись Великого Новгорода. Середина XIII–начало XV века. М. 1976. С. 242–245, 350. №30. [12] См. Художественное наследие Дионисия. Каталог выставки. М. 2002; Дионисий «живописец пресловущий». К 500-летию росписи Дионисия в соборе Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря: Выставка произведений древнерусского искусства XV–XVI веков из собраний музеев и библиотек России. М. 2002; Дионисий в Русском музее. К 500-летию росписи Рождественского собора Ферапонтова монастыря. СПб. 2002. [13] Иконы Кирилло–Белозерского музея–заповедника. М. 2003. [14] Сохраненные святыни Соловецкого монастыря. Каталог выставки. М. 2001. [15] Смирнова Э.С. О группе северодвинских икон XVI века // Культура и искусство Древней Руси. Л. 1967. С.140. Табл. XXVI. [16] Смирнова Э.С. Живопись Обонежья XIV–XVI веков. С.59–103. Ил.20–49. [17] Антонова В.И. Станковая живопись средневековой России // Триста веков искусства. Искусство Европейской части СССР. М. 1976. С.180–185. [18] См. Брюсова В.Г. Русская живопись XVII века. М. 1984. С.143–166. [19] Платонов В.Г. Древняя живопись Суйсари //Село Суйсарь: история, быт, культура. Петрозаводск, 1997. С.175–185. [20] Кольцова Т.М. Росписи «неба» в деревянных храмах Русского Севера. Архангельск, 1993. [21] Мильчик М.И. У истоков древнерусской иконографии Соловецкого монастыря // Литература и искусство в системе культуры. С.316–330; Пуцко В.Г. Иконописные портреты основателей северных русских монастырей: корни локальной художественной традиции // Кириллов: Краеведческий альманах. Вологда, 1997. Вып.2. С.207–224. [22] Платонов В.Г. Иконопись // Культура староверов Выга (К 300-летию основания Выговского старообрядческого общежительства). Каталог. Петрозаводск, 1994. С.11–17.

// Рябининские чтения – 2007

Отв. ред Т.Г.Иванова

Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Допускается копирование и цитирование всех материалов, размещённых на сайте музея-заповедника «Кижи» (kizhi.karelia.ru ), если цитируемое сопровождается точной активной ссылкой на оригинал и указанием всех правообладателей (в том числе музей-заповедник «Кижи»). При использовании любых материалов в печатных изданиях необходимо получить согласие от администрации музея на публикацию.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

По всем вопросам обращайтесь: contact@kizhi.karelia.ru


Иконы русского Севера

27 марта 2007 года музей-заповедник "Кижи" представляет в музее Природы и Человека в г. Ханты-Мансийске выставку "Воскресение Христово. Иконы из фондов музея "Кижи".

Основная задача выставки показать одно событие из жизни Иисуса Христа - Воскресение Христово - события основополагающего для всего христианского мира. Тема "Воскресение Христово" и всеобщее воскресение (Второе пришествие Христа или Страшный суд) - апофеоз христианской философии. Тема эта широко представлена в библейских пророчествах, апостольских сочинениях, апокрифических сказаниях, трактатах отцов церкви и богослужебных книгах.

Тема выставки обширна и многообразна. Фонды музея "Кижи" богаты предметами, хранящимися в разных коллекциях: металл, древнерусская живопись, дерево, стекло, которые позволяют раскрыть основополагающую идею христианства об искупительной жертве Иисуса Христа.

Концепция выставки принадлежит Галине Фроловой, художнику-реставратору темперной живописи, хранителю музейной коллекции икон, заслуженному работнику культуры Республики Карелия.

Всего на выставке представлено 62 предмета, в том числе 10 икон XVII-XIX вв. из музейной фондовой коллекции, которая насчитывает свыше 500 икон XVI-XIX вв. Широко представлена медно-литая пластика - складни, кресты, иконы.

Содержанию выставки соответствуют слова "Кресту твоему поклоняемся, Владыко и святое Воскресение твое славим" (Тропарь, глас 6).

На примере двух живописных икон "Вседержитель" и "Воскрешение Лазаря" и нескольких меднолитых икон посетители посредством знакомства с иконографией Спасителя будут введены в мир христианства.

Представление крестов разнообразной формы и содержания помогают раскрытию темы Распятия. Их дополняют иконы, на которых присутствует изображение креста. Кресты наиболее полно и разнообразно представлены на выставке. Собственно на них и строится замысел и содержание выставки. Крест один из наиболее распространенных символов, нередко олицетворяющий высшие сакральные ценности. Предметный ряд выставки позволяет представить крест в его нескольких значениях. Крест как универсальный знак, использовавшийся во всем мире с древнейших времен. Крест как знак Спасителя. Крест как центр мироздания.

Тема Воскресения Господня раскрывается посредством живописных и металлических икон. На выставке для раскрытия темы используются иконы и складни с сюжетом "Воскресение Христово - Сошествие во ад".

Основная цель выставки - познакомить жителей округа Югра с частицей богатейшего духовного наследия, которое сберегли жители Обонежья и которое стараниями сотрудников музея "Кижи" стало доступным посетителям и гостям, приезжающим в музей на остров "Кижи" со всего мира.

P.S.На Интернет-сайте музея-заповедника "Кижи" можно посетить виртуальный иконостас http://kizhi.karelia.ru/carpenter_world/2_iconostas/iconostas.htm

Пресс-служба музея-заповедника "Кижи",

Тел/факс: (8142) 78-35-91

e-mail: press@kizhi.karelia.ru, pr@kizhi.karelia.ru; http//kizhi.karelia.ru


Иконопись

Иконописное искусство на Севере стало развиваться с появлением там христианства, с началом строительства церквей и монастырей. На северной иконописи (школы архангельских, каргопольских, строгановских и других "северных писем") очень рано, с XIV-XV вв. сказалось влияние Новгорода, позднее в ней отразилось и влияние Ростова Великого, Владимира и, наконец, Москвы.

Традиции иконописных школ центральной Руси, которые легли в основу северного иконописания, дополнялись местными особенностями. С XVI века формируются местные художественные традиции. В северной иконописи складывается свой пантеон наиболее почитаемых святых. Самым популярным был святитель Николай. Икона, изображающая Николая Чудотворца, была в местном ряду почти каждого храма. Особым почитанием пользовались и святые подвижники Зосима и Савватий Соловецкие, Антоний Сийский, Никодим Кожеозерский, Александр Ошевенский и праведники Артемий Веркольский и Прокопий Устьянский. Именно их изображения можно увидеть на большинстве северных икон.

Постепенно иконописание на Русском Севере сформировалось как ремесло. Появились поколения иконописцев со своей спецификой и традициями (Струнины, Зубовы, Чалковы, Максимовы, Богдановы-Карбатовские). Появились иконописные артели и объединения. Одним из самых известных было Ремесленное объединение северных Иконников. Главная ценность их работы заключалась в том, что новые иконы переписывались с подлинников, передавались навыки иконописания.

Иконописные школы стали развиваться благодаря созданию Холмогорской и Важской епархии, которую возглавил талантливый архиепископ Афанасий. Он организовал в Холмогорах артель из двенадцати иконописцев. Самым талантливым из них был Иван Васильевич Погорельский (1677-1755), который, кроме иконных досок, копировал "тем же куштом слово в слово" полотна кисти изографа Степана Нарыкова, например, портрет архиепископа Холмогорского и Важского Афанасия (1698г.). Благодаря ему активизировалось строительство церквей и соборов, при архиерейском доме была создана многочисленная артель иконописцев (иконная келья), мастера которой писали сложные сюжеты по иконографии и занимались перепиской книг. Столь же выдающимся человеком можно назвать и основателя Антониево-Сийского монастыря Антония. Он сам писал иконы, а также организовал знаменитую иконописную мастерскую, мастера которой создали уникальный свод иконописных образцов - Сийский иконописный подлинник.

Московские иконописцы, работавшие по заказам купцов Строгановых, создали особое, так называемое "строгановское письмо" в русской иконографии. В нем ценилось техническое мастерство и тщательность художественного исполнения. Фигурам святых на сольвычегодских иконах придавалась утонченная красота, их рисовали в золотых одеждах. Известны имена мастеров Прокопия Чирина, Никифора, Назария, Истомы и Федора Савиных. Судя по письменным источникам, на Соловках в XVII в. работали 45 иконописцев. Среди них были монахи, монастырские "служки", трудники, а также приезжие "иконники" из Вологды, Костромы и Холмогор.

Крупными центрами иконописания были Соловецкий, Антониево-Сийский, Сурский, Кожеозерский, Красногорский монастыри. В них сформировались свои приемы и традиции иконописи, которые можно назвать уникальными. Такие иконописные школы как Соловецкая, Холмогорская, Строгановская стали известны по всей России. В биобиблиографический словарь "Северные иконописцы" Т. М. Кольцовой вошли 355 статей о мастерах-иконописцах, чьи произведения стали почитаемы и известны далеко за пределами Русского Севера.

В XIX веке в Архангельске появились первые частные иконописные мастерские. Они принимали заказы на исполнение художественной церковной и иконостасной живописи (мастерская Д. К. Катинова, затем - мастерская Д. Д. Терентьева). А в конце XIX - начале XX вв. в архангельских духовных учебных заведениях началось преподавание иконописи.

Во второй половине XVIII века на Севере активизировалось культовое строительство, вместе с ним стала развиваться монументальная роспись храмов. Большинство иконописных традиций отразились и в фресковой живописи - изображались почитаемые святые, сюжеты из Евагелия, города и монастыри, древние постройки, не дошедшие до наших дней. Росписью храмов занимались те же крестьянские и артельные иконописцы. Холмогорские мастера Семен и Василий Спиридоновы расписали Зосимо-Савватиевский предел Спасо-Преображенского собора Соловецкого монастыря, а онежская артель во главе с И. И. Богдановым-Карбатовским оформила несколько комплексов "небес" в деревянных храмах. Все это придавало особую красоту северным храмам и подчеркивало их самобытность.

В конце XVI - начале XVII века всюду на Севере возводились тябловые иконостасы. Их местный ряд занимали как деревянные иконы, так и скульптурные изображения Николы Можайского, Георгия Победоносца, Николая Чудотворца, размещенные в отдельных резных киотах со створами. Чуть позже в крупных городах и монастырях вместо тябловых иконостасов стали сооружать высокие, украшенные резным декором, многоярусные иконостасы. В них, наряду с узорной резьбой, широко использовались декоративные возможности деревянной пластики ("Спас Нерукотворный", "Тайная вечерия", "Распятие с предстоящими"). Долгое время предпочтение отдавалось произведениям киотной скульптуры, деревянным рельефным иконам, складням и крестам. Основными художественными центрами были Холмогоры, Соловки, Сольвычегодск, Каргополь. К сожалению, многие ценные произведения деревянной иконостасной скульптуры не сохранились до наших дней. Усилиями музейного объединения "Художественная культура Русского Севера" в Архангельске в 1995 году прошла выставка "Резные иконостасы и деревянная скульптура Русского Севера XV - XIX веков". На ней были представлены уникальные коллекции, которые иллюстрируют историю развития иконостасной скульптуры на обширной территории Архангельской области.

Северная иконопись имеет свои особенности и специфику: её колорит - сдержанный и неяркий, её отличает декоративность и простота живописных приемов, доски северных икон, как правило, изготавливались из хвойных пород древесины, это искусство преимущественно крестьянских мастеров.

Иконопись Русского Севера не сложилась в "северную школу иконописи", но в XIX-ом веке появился в искусствоведении термин "северные письма" для обозначения произведений иконописи, созданных местными живописцами русского Севера, и стилистически близких к ним. Э.С. Смирнова писала: "Нам представляется, что по отношению к изобразительному искусству Севера самым удачным остается термин "письма", появившийся еще в ХIХ веке. Искусство огромного Севера распадалось на ряд таких писем. Нет "северной школы" ("северных школ"), а существует сложное, многообразное в проявлениях, разветленное искусство различных северных областей".

Сегодня понятие "северных писем" вошло в массовый языковой обиход, возрос интерес к иконописи Севера, лучшие памятники северной иконописи экспонируются в крупнейших музеях России и за рубежом, издаются каталоги выставок.

В оформлении страницы использованы иллюстрации из книги:

Северные письма. каталог из собрания Архангельского музея изобразительных искусств. - Архангльск, 1999.

Источники:

  • Древнерусское искусство. Художественные памятники Русского Севера / отв. ред. Г. В. Попов. - М. Наука, 1989. - 377 с. ил.
  • Иконы Русского Севера. Двинская земля, Онега, Каргополье, Поморье. ст. и материалы / ред.-сост. Э. С. Смирнова. - М. Северный паломник, 2005. - 352 с. цв. ил.
  • Кольцова, Т. М. Северные иконописцы. опыт биобиблиогр. слов. / Т. М. Кольцова. - Архангельск. Сев.-Зап. кн. изд-во, 1998. - 192 с. цв. ил.
  • Лазарев В. Н. Русская иконопись от истоков до начала XVI века / В. Н. Лазарев // Христианство в искусстве. - Режим доступа: http://www.icon-art.info/book_contents.php?book_id=7&chap=5&ch_l2=6
  • Пуцко, В. Г. Северная русская икона: фольклорное истолкование византийского образа / В. Г. Пуцко // Русская культура на рубеже веков: русское поселение как социокультурный феномен. сборник статей / Администрация Вологод. обл. [и др. ; гл. ред. Г. В. Судаков]. - Вологда. Кн. наследие. Метранпаж, 2002. - 423 c.
  • Резные иконостасы и деревянная скульптура Русского Севера. мат. конф. 13-17 июня 1995 г. / сост. Т. М. Кольцова. - Архангельск. ВХНРЦ, 1995. - 207 с. цв. ил.
  • Северные письма. Собрание Архангельского областного музея изобразительных искусств. каталог / сост. О. Н. Вешнякова, Т. М. Кольцова. - Архангельск. Сев.-Зап. кн. изд-во, 1999. - 126 с.
  • Смирнова, Э. С. Иконопись Архангельского края: пути развития и стилистические варианты / Э. С. Смирнова // Иконы Русского Севера: Двинская земля, Онега, Каргополье, Поморье / ред.-сост. Э. С. Смирнова. - М. Северный паломник, 2005. - С. 4-32. цв. ил.
  • Щуров, Г. С. Очерки истории культуры Русского Севера, 988-1917 / Г. С. Щуров ; [вступ. ст. Ю. Ф. Лукина]. - Архангельск. Правда Севера, 2004. - 551 с. [20] л. цв. ил.

Источники: http://paintmaster.ru/drevnerusskaya-severnaya-ikonopis.php, http://kizhi.karelia.ru/library/ryabinin-2007/392.html, http://ruskline.ru/analitika/2007/03/29/ikony_russkogo_severa, http://www.cultnord.ru/Ikonopis.html
Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением








2017 - Правосланые иконы
иконы русского севера