int(5727) собор казанской иконы | Собор | Tsurganov.info




собор казанской иконы


Чудотворная икона Казанской иконы Божией Матери с самого основания династии Романовых считалась иконою, охраняющей царствующий дом. Эта икона защищала русских воинов в сражении 1579 года. До 1710 г. икона находилась в Москве, в Петербург ее перевезла царица Прасковья Федоровна. По указу Петра I икона хранилась в специально построенной в 1733 – 1737 годах на Невском проспекте по проекту М. Г. Земцова церкви Рождества Богородицы. Церковь Рождества Богородицы была построена по образцу Петропавловского собора. По чтимой иконе эту церковь часто именовали Казанским собором. Прямоугольное в плане здание церкви было вытянуто вдоль проспекта. Над входом возвышалась многоярусная колокольня со шпилем, которую уравновешивал высокий восьмигранный барабан с куполом. В храме совершались не только обычные службы, но и архиерейские богослужения, а также бракосочетания лиц царственной династии. 3 июля 1739 г. в нем было совершено "законное бракосочетание Ея Высочества благоверныя государыни принцессы Анны с его светлостью принцем Антоном Ульрихом, герцогом Брауншвейг-Люнебургским". С церковью Рождества Богородицы связано одно из самых драматических событий русской истории XVIII в. - приход к власти Екатерины II в 1762 г. в результате дворцового переворота. 28 июня в 8 часов утра гвардия, Сенат и Синод присягнули новой императрице в стенах Казанского собора (церкви Рождества Богородицы). Нередко в храме праздновались такие события, как заключения мира, победы над неприятелем и другие. Так, после завершения русско-турецкой войны 1768-1774 гг. императрица обратилась к Санкт-Петербургскому архиепископу со следующими словами: "Преосвященный Владыко Гавриил! Намерена я завтрашний день, то есть в воскресенье, принести благодарственные Всевышнему молитвы за дарованный мир в церкви Казанской Богородицы. Екатерина. 1774. 2 августа. С.-Петербург" Здесь же был отслужен благодарственный молебен по случаю блестящей победы А. В. Суворова под Фокшанами над превосходящими силами турок. Из других важных событий, связанных с историей церкви Рождества Богородицы, следует отметить венчание в ней будущего императора Павла I с принцессой Гессен-Дармштадтской, при святом миропомазании нареченной Великой Княгиней Натальей Алексеевной. Венчание, как и присоединение к православию невесты, совершал преосвященный Гавриил. Сохранилось несколько описаний церкви Рождества Богородицы, данные жившими в Петербурге иностранцами. По ним можно судить, что храм действительно был одним из самых заметных в Петербурге. Вот что пишет аббат Жоржель об интерьере храма: "Казанский собор очень богато украшен: государи щедро оделяли его драгоценностями. В торжественные дни я видел там более тысячи горящих свечей, кроме множества зажженных лампад из золота или серебра, которые пылают перед алтарем. Колокольня над церковью деревянная и с покрытым жестью шпицем имеет вышины 28 сажен. На колокольне бьют часы в колокол по стенным часам, в церкви находящимся. В сей церкви отправляются летом благодарственные молебствия за благополучие приключения при дворе и в государстве".

Однако время идет и церковь Рождества Богородицы постепенно ветшает. К тому же на Невском проспекте появляются роскошные дворцы петербургской знати. Среди них выделяются дворец графа Строганова, построенный великим Растрелли. Появляются и замечательные храмы, только инославные - костел святой Екатерины архитектора Валлен-Деламота, армянская церковь святой Екатерины архитектора М. Фельтона. Необходимо было создать на Невском проспекте православный храм, который был бы великолепнее всех окружающих его зданий. Впервые задумались над этим наследник престола Великий Князь Павел Петрович. В 1781 г. наследник престола отправился путешествовать по Европе. Внимание Великого Князя привлекает Рим - "вечный город", манящий к себе художников и поэтов. Будущий император обладал прекрасным художественным чутьем. Павла Рим восхитил своими памятниками и сохранившимися следами великой Империи. Рим был когда-то и всемирным центром христианства. Здесь в XVI веке возводится величественный храм по проекту Микель-Анджело Буонаротти, Браманте, Рафаэля. Он произвел потрясающее впечатление на наследника российского престола. Величие храма и красота его художественной отделки, великолепие колоннады Бернини, образующей площадь святого Петра - все это привело его в восторг. Обращаясь к своим спутникам, "граф Северный", ибо таково было инкогнито августейшего путешественника, выразил пожелание, чтобы "архиепископ Московский в таковой церкви в Москве служил". Эта мысль глубоко запала в сердце православного Цесаревича. Вернулся он к ней и после своего восшествия на престол. Но теперь идея создания храма, подобного римскому, принимает иные очертания. Местом его строительства должен быть Санкт-Петербург, а не Москва. Российский "град святого Петра" должен стать северным Римом. Большую роль в принятии такого решения сыграли не только политические соображения, но и религиозные настроения Государя. Рим после французской революции, а особенно после вторжения наполеоновских полчищ в Италию, надолго потерял значение духовного центра католической Европы. Папа становится пленником вождя республиканской и фактически атеистической Франции.

Посылая в Италию войска во главе с великим Суворовым, Павел мечтает выполнить миссию освободителя христианской Европы от республиканско-атеистического нашествия. Чтобы подчеркнуть свою солидарность с католической Европой, он, Царь православной Руси, становится Великим Магистром католического ордена святого Иоанна Иерусалимского. Идея о том, что Петербургу должно взять у Москвы державные права древнего Рима, все более овладевает мыслями Императора. Именно в столице Великой Православной Империи должен быть храм, подобный римскому. Но поскольку в столице уже был храм во имя святого апостола Петра, то новый храм должен быть посвящен Пресвятой Богородице. В ноябре 1800 года Павел I повелел воздвигнуть вместо церкви Рождества Богородицы соборный храм во имя Казанской иконы Божией Матери. Этому решению предшествовал конкурс на лучший проект нового храма, проведенный в 1799 г. В этом конкурсе участвовали: выдающийся зодчий строгого классицизма Чарльз Камерон, только что прибывший в Россию архитектор Жан Тома де Томон и живописец-декоратор, мастер паркостроения, Пьетро Гонзаго. Однако ни одному из конкурсантов не удалось найти решения, которое бы удовлетворило требованию монарха включить в проект колоннаду, подобную римской. Более всех проектов Павлу понравился проект Ч. Камерона, который задумал охватить невысокими колоннадами площадь перед западным фасадом собора без выхода на Невский проспект. В ноябре 1800 года Павел предписывает петербургскому губернатору фон Палену: "Я поручил архитектору Камерону составить проект Казанской церкви в Петербурге. Уведомляю Вас о сем для того, чтобы вы оказали ему содействие, сделав распоряжение. Благосклонный к Вам Павел". Однако вскоре произошел неожиданный поворот. 14 ноября того же года император утвердил другой проект Казанского собора, составленный малоизвестным русским зодчим А. Н. Воронихиным. Бывший крепостной графа А. С. Строганова в 1797 г. получил от Академии художеств звание академика перспективной и миниатюрной живописи и только в 1800 г. по представлению президента Академии Строганова, - звание архитектора. Не исключено, что в выборе Павла I между проектами Камерона и Воронихина сказывалась его неприязнь к Камерону, пользовавшемуся благосклонностью Екатерины II. В то же время император считался с мнением графа Строганова, который сыграл решающую роль в утверждении проекта Воронихина.

После долгих мучительных творческих поисков, Воронихин находит оригинальное решение. Проект Воронихина действительно очень напоминает собор святого Петра в Риме. Однако колоннады римского храма, пристроенные Бернини через сто лет после долголетнего строительства собора святого Петра, играют вспомогательную роль, лишь формируя площадь перед собором. А колоннады Воронихина органически связаны с массивом собора и включают собор в ансамбль Невского проспекта. Купол более стройный и легкий, чем купол собора святого Петра, и во многом напоминает купол парижского Дома инвалидов или церкви св. Женевьевы (Пантеон). Кроме того, колоннады Казанского собора скрывают определенную асимметрию храма. По православной традиции главным входом в собор является западный, напротив которого, с восточной стороны, размещается алтарь. Поэтому у Казанского собора, представлявшего в плане латинский (вытянутый) крест, основной вход ориентирован не на Невский проспект - парадную коммуникацию города, а на узкую Большую Мещанскую улицу. Купол же расположен не в центре храма, а значительно сдвинут от него в сторону востока. Эта асимметрия скрыта колоннадами. Само здание собора скрывается за ними. Виден только купол, находящийся между двумя крылами колоннады, создающих зрительную иллюзию его центрального положения в самом здании. По проекту предполагалось возведение двух колоннад - с северной и с южной стороны храма и создание вокруг храма трех площадей - с северной, южной и западной сторон. Колоннады завершаются боковыми порталами - проездами со стороны набережной Екатерининского канала и Большой Мещанской улиц. В связи с начавшимся строительством была реконструирована вся прилегающая территория. Собор возводился южнее церкви Рождества Богородицы, которая оставалась на месте до конца строительства собора. Работы развернулись 22 ноября 1800 г. через восемь дней после утверждения проекта Воронихина. Павел I приказал: "Для построения Казанской церкви по конформированному нами плану повелеваем составить особую комиссию, в которой присутствовать президенту Академии художеств, действительному тайному советнику графу Строганову, генералу от инфантерии и генерал-прокурору Обольянинову, тайному советнику Чекалевскому, а производить строение архитектору Воронихину". К январю 1801 года была составлена расходная смета и определены сроки строительства. Комиссия определила расходную смету в сумме 2 843 434 руб. и, подчиняясь повелению Императора, обязалась построить собор в три года. Павел собственноручно определил жалование архитектору три тысячи рублей в год. Сумма по тем времена большая, учитывая, что рабочий каменщик получал не более трехсот рублей в год.

Через две недели после утверждения проекта Воронихин составил опись работ и реестры материалов, необходимых для начала строительства. С первых же дней строительства собора Комиссия поручила контроль над ним известному архитектору Ивану Егоровичу Старову, как "производившему великолепные здания и знающему совершенно в практике укреплять строения". Руководителем чертежной мастерской был назначен академик Михайлов, земляными работами ведал Чижев, каменными работами иностранцы Руиджи и Руска, проверкой добротности материалов было поручено заниматься академику Филиппову, на отливку воды и забойку свай Воронихин поставил испытанных людей, зарекомендовавших себя честностью и трудолюбием, десятников Железнякова и Попова. Дело началось с очистки площади под строение. На участке, где должен был поместиться собор, теснились одиннадцать мелких домиков. Их владельцам было выдано при переселении по пятьсот рублей. Зимой приступили к рытью рвов. Подрядчик Карпов обязался вынуть четыре тысячи кубических сажен земли.

Вскоре происходит событие, изменившее много в истории России, но не коснувшееся Казанского собора. 11 марта 1801 года скончался Павел I. Воронихин побаивался, что новый император прекратит строительство, однако Александр I вполне разделял мысли своего отца на значении нового храма в жизни столицы. Шла большая и сложная работа по откачке воды из Екатерининского канала с помощью хитроумного изобретения смекалистого вологодского землекопа Чусова, а затем не менее сложное и трудоемкое закрепление сваями грунта под фундамент. Павел I не успел до своей кончины произвести закладку здания, хотя была заготовлена позолоченная с золотыми литерами доска, возвещающая о том, что "благочестивейший, самодержавнейший Великий Государь Император Павел Первый всея России в царствование его пятое лето, а Великого Магистерства в третье лето, - основание святому храму положил". Однако закладывать храм пришлось Александру I. Царь отнесся в закладке как к первому важнейшему событию своего царствования. 27 августа 1801 г. Император, вдовствующая Императрица Мария Федоровна, Великие Князья в окружении виднейших вельмож присутствовали на закладке здания. Император положил первый кирпич с вензелем и серебряной лопаточкой плеснул на него раствор извести. Через две недели после этого Император отправился в Москву на коронацию, а строительство собора шло полным ходом.

Одновременно с закладкой фундамента начались работы по добыче камня. Основным строительным материалом был пудостский камень, добывавшийся недалеко от Гатчины в деревне Пудость. Он имел сходство с итальянских камнем травертино, которым были облицованы стены собора святого Петра. Этот камень легко добывается, его можно пилить и резать. Добытый из земли, он быстро затвердевает. По поводу использования пудостского камня при строительстве вышел спор между Воронихиным и контролером над строительством Старовым. Последний считал, что пористость и ноздреватость камня, к тому же различающегося по цвету на три сорта, опасна при петербургском климате. Воронихин при поддержке Строганова вышел победителем в споре. По совету опытного каменщика Самсона Суханова, он прибег к своеобразной шпаклевке - затиранию поверхности пудостского камня рижским алебастром и покрытию наружной стороны серовато-желтой краской, имитирующей основной оттенок пудостского камня. Этим камнем облицованы наружные стены собора, из него сделаны капители наружных колонн, фриз, наличники и т.д. Что же касается внутренней отделки собора, то здесь Воронихин широко использует мрамор из Олонецкой и Выборгской губернии, а также порфир, яшму и особенно финский гранит, добывавшийся в районе Пютерлакса под Выборгом. Всеми работами по мрамору и граниту руководил все тот же Самсон Суханов, уже широко известный своими работами в Петербурге, Царском Селе, где он создал великолепную террасу, Павловске. Основные работы по мрамору в Казанском соборе, прежде всего, тончайшая резьба по мрамору, украшающая царское место - дело рук талантливого самоучки Самсона Суханова. Основанием здания служит высокий цоколь из крупных монолитов серого сердобольского (сортавальского) гранита. Пол внутри здания облицован серым рускольским мрамором из-под Сортавалы и розовым белогорским мрамором (из-под Кондопоги в Карелии). Полы и ступени алтаря, амвона, царского места облицованы малиновым шокшинским кварцитом (Карелия). Эта же порода вместе с черными шунгитовыми сланцами была использованы в виде вставок в полах собора. Кроме того, в отделке собора использованы эстонские доломиты, алтайские порфиры и другие породы исключительно отечественного происхождения. Особого внимания заслуживает внутренние колонны собора, являющиеся одновременно его главной несущей частью и главным декоративным украшением. Воронихин сам побывал на приисках и карьерах, где добывался камень, применяемый при строительстве собора.

Осенью 1801 года во дворце А. С. Строганова состоялась свадьба Воронихина и чертежницы Мэри Лонд. В свадебное путешествие новобрачные направились на Карельский перешеек. Посетив эти места, Воронихин пришел к выводу, что прочный и красивый выборгский гранит станет лучшим материалом для изготовления колонн в интерьере строящегося собора. Выборгский гранит по-фински называется рапакиви, что означает - "гнилой камень". Видимо он назван так в связи с тем, что выходы его на поверхность земли часто были в болотах, пахнувших гнилью. Выборгский гранитный массив рапакиви - крупнейший в мире. Ломка гранита близ Выборга началась в 1803 г. На ломках работали люди, присланные комиссией из Петербурга. В основном это были русские крестьяне из Ярославской, Вологодской и других близлежащих губерний. Численность рабочих на выборгской ломке достигало 350 человек. Техника выломки гранита в начале XIX в. мало чем отличалась от времен античности: металлические клинья и штанги для бурения, кувалды, вороты, полиспасты, бревенчатые катки. Процесс выломки требовал много времени, опыта и сноровки каменотеса. Сначала снимался верхний слой скалы, подвергавшийся длительному воздействию солнца, мороза, дождей и ветров, обнажая гранит в первозданном виде. Затем в отвесной скале очерчивалась по размерам форма параллелепипеда, предполагаемого к отделению от скалы. Затем шла длительная, кропотливая и опасная обработка. С помощью катков и ваг заготовки колонн погружали на корабли, которые доставляли их в Петербург. Долгий путь заканчивался на берегу Невы у Адмиралтейства. После разгрузки колонны снова при помощи катков перемещали в мастерскую на Конюшенной улице, где в результате обработки они приобретали завершенный вид. Выломка, обработка и доставка одной колонны высотой 10,7 м обходилась в сумму 3 000 рублей. Всего было доставлено и установлено 56 колонн.

Иностранцев, живших в России, изумляли русские рабочие, строившие Казанский собор. "Им, этим простым мужикам в рваных полушубках, не нужно было прибегать к различным измерительным инструментам: пытливо взглянув на указанный им план или модель, они точно и изящно ее копировали. Глазомер этих людей чрезвычайно точен. С окончанием постройки торопились; несмотря на зимнее время и 13-15 градусов мороза работы продолжались даже ночью. Крепко зажав кольцо фонаря зубами, эти изумительные работники, забравшись на верх лесов, старательно исполняли свое дело. Способность даже простых русских людей в технике изящных искусств поразительна".

Между тем, становилось ясно, что в изначальный, установленный Павлом I срок, собор не построить. Слишком обширным был объем работ, а средств явно не хватало. К тому же на темпы строительства отрицательно влияли внешнеполитические события, те беспрерывные войны, которые вела Россия в начале XIX в. Тем не менее работы велись широким фронтом и темп их нарастал. Большие трудности принес Воронихину 1804 г. когда возник его спор со Старовым по поводу прочности спроектированных им подкупольных перекрытий и перекрытий проездов колоннады. Дело дошло до того, что пришлось строить модель проезда в одну треть натуральной величины из тех же материалов. Модель прекрасно выдержала испытания, что укрепило авторитет Воронихина, но не могла не сказаться на темпах строительства. Только в 1808 г. после смерти Старова, Воронихин был введен в комиссию и получил широкую самостоятельность. Здесь опять же сказалась его поддержка графом Строгановым. В том же 1808 г. который начался с перерасхода в 832 000 рублей, выяснилось, что для завершения работ понадобится еще 1 352 384 рубля. Правительству пришлось выпускать новые ассигнования. Однако работа пошла быстрее. Наступил 1811 г. Был уже возведен купол, и заканчивались внутренние отделочные работы. В городе с восторгом говорили о новом соборе, о нем часто писали в периодической печати. "Все огороженное место вокруг строящегося храма, - писал современник, - равно как и вход во внутренность его оставались открытыми для любопытных. Мне иногда случалось входить в достаивающееся здание и нельзя было не подивиться богатству, расточаемому для его внутреннего убранства". В связи с этим в марте 1811 г. Комиссия обратилась к Строганову с письмом, в котором просила запретить допуск в собор посторонних лиц, как мешающих строительству. К осени 1811 г. строительство собора было в основном закончено. Правда предстояли еще большие доделочные работы, а долг Комиссии достигал 176 500 рублей, но Строганов надеялся получить не только эту сумму, но и добиться разрешения на работы второй очереди, стоимость которых превышала 2 миллиона рублей. Речь шла, прежде всего, о сооружении южной колоннады собора. Но основная цель строительства была достигнута - храм был возведен.

15 сентября 1811 г. почти через 10 лет после закладки собора, в день коронации Александра I собор был торжественно освящен. Освящение совершал сам митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Амвросий. Два года спустя была разобрана и находящаяся уже на территории нового собора церковь Рождества Богородицы. Жизнь нового храма началась. Вся церковная утварь и Казанская икона были перенесены в новый собор.

Казанский кафедральный собор является выдающимся памятником архитектуры и изобразительного искусства. Этот храм был построен Воронихиным в содружестве с лучшими скульпторами и художниками первой половины XIX в. Собор построен в стиле ампир, в подражание храмам Римской империи. В его архитектуре сочетаются формы базиликального (чисто римского) и крестово-купольного храма. Здание вытянуто в запада на восток в форме четырехконечного латинского креста и в средокрестии увенчано стройным куполом. Ближайшим по времени и стилю прототипом Казанского собора является собор святого Петра в Риме. Об это прежде всего напоминает наружная колоннада со стороны Невского проспекта. В этом архитектор А. Н. Воронихин следовал желанию императора Павла I. Однако в отличие от колоннады римского прототипа, представляющей почти замкнутый полукруг, воронихинская колоннада имеет вид широкой, сильно развернутой дуги из 96 коринфских колонн, поставленных в четыре ряда. Колоннада охватывает полукруглую площадь и заканчивается с 2 сторон монументальными порталами. С северной и западной сторон колоннады также обрамляют фасады.

Внутри храм имеет форму римской базилики, разделенной четырьмя рядами гранитных монолитных колонн коринфского ордера на три коридора - нефа. Снаружи и внутри собор богато украшен скульптурой, которую создавали лучшие российские скульпторы. Наружные бронзовые скульптуры, выполненные Пименовым, Мартосом и Демут-Малиновским, представляют святых Владимира, Андрея Первозванного, Иоанна Предтечу и Александра Невского. Они отлиты талантливым мастером Екимовым. Им же отлиты из бронзы северные двери собора, являющиеся точной копией дверей, выполненных скульптором Гиберти для крестильного дома во Флоренции в XV в. Рельефные скульптурные работы и снаружи и внутри созданы скульпторами Гордеевым, Рашеттом, Прокофьевым и другими. Неотъемлемой частью интерьера собора является живопись. Художники конца XVIII - начала XIX вв. К. Брюллов, Бруни, Басин, Шебуев, Боровиковский, Угрюмов, Бессонов и другие расписывали иконостас собора, его стены, подкупольные столбы - пилоны. Все эти прекрасные работы выполнены в академическом стиле, в манере, подражающей мастерам эпохи итальянского Возрождения. Наиболее замечательной живописной работой в храме является запрестольный образ "Взятие Богородицы на небо" кисти К. П. Брюллова.

Казанский собор стал первым в России храмом, построенным русским архитектором в чисто европейском стиле. В нем архитектура, скульптура и живопись соединились в неповторимой гармонии и изяществе.

Казанский собор - один из самых замечательных памятников архитектуры и изобразительного искусства не только России, но и всего мира. Как отмечает архитектор А. Аплаксин: "Весь восемнадцатый век мы учились у Европы ее искусствам и только в начале девятнадцатого столетия вполне уже самостоятельно выдержали испытание по знанию европейского искусства. Казанским собором Россия сравнялась с Европой, поднявшись на уровень познаний и изображения прекрасного".

Стиль, в котором построен собор, нельзя определить однозначно. Обычно его определяют как стиль русского классицизма в его зрелой стадии. Соглашаясь с тем, что Казанский собор действительно имеет черты этого господствовавшего в то время в России стиля - колонны, портики, треугольные фронтоны, отметим и специфику архитектуры собора, которая роднит его с другими архитектурным стилями. Классицизм - это, прежде всего, подражание греческой архитектуре ее классического афинского периода. В нем нет стремления поразить воображение гигантским размерами, величием, пышностью, во всяком случае со стороны экстерьера. Это мягкий, спокойный, "усадебный" стиль. Его типичными представителями в русской архитектуре являются И. Е.Старов, Ч. Камерон, Д. Кваренги, Ж. Тома де Томон, т. е. те архитекторы, которые участвовали в конкурсе на лучший проект собора, и чьи проекты не получили одобрения со стороны Павла I. Архитектура Казанского собора тоже восходит к классике, но не к греческой, а к итальянской, времен эпохи Возрождения, притом не к ранней ее форме - флорентийской, и не к поздней - венецианской, а к высокому "римскому" Ренессансу. Этот столичный державный стиль сочетается в Казанском соборе с чертами только что родившегося в Европе другого, тоже державного, стиля ампир ("имперский"). Аплаксин пишет: "В стиле высокого ренессанса задумал Воронихин свой проект, но как ни тщился он остаться неизменно верным своей задаче, он не мог преодолеть влияние своей эпохи, и на Казанском соборе сильно заметный налет ампира, современного автору стиля. Этот налет нисколько не тяготит основную тему а, наоборот, делает ее более жизненной и правдивой. Каждое произведение истинного искусства должно отражать в себе эпоху". Стиль ампир сказывается в употреблении прямых перекрытий: проездные пролеты, двери, окна перекрыты горизонтально, что характерно именно для ампира. Ампирного происхождения и вся орнаментация собора. Украшающие храм колонны и пилястры все коринфского ордера. По пропорциям коринфского же ордера выполнены и карнизы. Над карнизами размещен аттик, местами переходящий в балюстраду. Наружные колонны, облицованные пудостским камнем, покрыты каннелюрами - вертикальными желобками (на каждой колонне по 20 каннелюр), что создает впечатление легкости, хотя каждая колонна весит около 28 тонн. Высота наружной колонны - около 14 м, нижний диаметр - 1,45 м, верхний - 1,1 м. Колоннада со стороны Невского проспекта состоит из 94 колонн, портик с южной стороны собора имеет 20 колонн, портик с западной стороны - 12 колонн. Общее количество колонн, образующих колоннаду и портик - 136.

Собор, стоящий на высоком гранитном цоколе, имеет в плане крестово-купольную форму, в основе которой лежит латинский крест. Длина собора с запада на восток 72,5 м, с севера на юг - 57 м. Ширина центральной части - от купола до западных дверей - примерно в 2 раза меньше. Собор обращен к Невскому проспекту боковым фасадом. Воронихин скрыл основной объем здания грандиозной торжественной колоннадой, охватившей пространство Казанской площади. Новаторским было конструктивное решение собора: большепролетные перекрытия боковых проездов колоннады, устройство металлического купола. Центр северного фасада собора отмечен многоколонным портиком, перекрытым фронтоном. Величественно выглядит и противоположный, южный, портик, кажущийся еще более внушительным из-за отсутствия здесь колоннады. Внутренняя часть собора разделена гранитными монолитными колоннами на три коридора - нефа. Центральный неф в четыре раза шире боковых и перекрыт полуцилиндрическим сводом.

Боковые нефы перекрыты прямоугольными кессонами. Потолок украшен имитирующими живопись розетками в виде стилизованного цветка. Они выполнены из французского алебастра, единственного, по словам А. П. Аплаксина материала, "который едва ли что-нибудь и имел в себе иностранного, кроме наименования, иных материалов не русского происхождения на всю постройку употреблено не было". Интересен мозаичный пол собора, выложенный серым и розовым карельским мрамором. Полы и ступени алтаря и амвона, основание царского места и кафедра облицованы малиновым шокшинским кварцитом (порфиром), который высоко ценили во всем мире. Русское правительство подарило плиты этого камня Франции для облицовки саркофага Наполеона в Париже. Все эти породы, вместе с черными шунгитовыми сланцами, использовались также в виде вставок в полах собора. Как уже указывалось, при строительстве собора практически не использовались иностранные материалы. В этом плане Казанский собор по праву можно считать музеем российского природного камня, в чем велика заслуга как Воронихина, так и Строганова, который хотел использовать при строительстве собора только отечественные минералы. Следует отметить, что распределение на полу цветов мрамора и формы мраморной мозаики увязаны с пространственными решениями. В подкупольной части пол оформлен в виде расходящихся кругов, повторяющих линии купола и сводов, которые постепенно сужаются кверху. В главном нефе рисунок пола - чередующиеся цветные полосы, составленные из восьмиугольных плиток серого, черного и красного цветов - подчеркивают удлиненность пространства.

Крестово-купольное решение архитектуры храма особенно четко прослеживается в его интерьере. Здание вытянуто с запада на восток в форме латинского креста и в своем средокрестье увенчивается куполом. Купол имеет легкую изящную форму и вдоль его барабана расположено 16 окон, через которые в собор проникает свет. Эту же роль исполняют и многочисленные окна, расположенные по периметру храма. Купол имеет два свода: нижний, хорошо обозреваемый с внутренней стороны храма, и верхний, наружный, покрытый жестью. Внутренний купол был первоначально покрыт росписью.

Венчающий купол крест возвышается над уровнем земли на 71,6 м. Казанский собор - одно из самых высоких купольных зданий. Купол поддерживается четырьмя мощными столбами - пилонами. Диаметр купола превышает 17 м. При его сооружении Воронихин впервые в истории мировой строительной практики разработал и применил металлическую конструкцию.

Здание Казанского собора представляет собой великолепный синтез архитектуры и скульптуры. Не в полной мере, правда, был реализован замысел Воронихина, не все элементы скульптурного декора сохранились до наших дней. И все же скульптурное убранство собора привлекают к себе особое внимание. Следует сразу же оговориться. В отличие от западной, католической церкви православная церковь еще с византийских времен отвергает религиозное поклонение скульптурным изображениям святых, признавая лишь живописные и мозаичные иконы. Правда, в древнерусских церквях, особенно в киевских и владимирских, можно видеть снаружи богатый скульптурный орнамент. Но он, как правило, носит животно-растительных характер и является декоративным украшением храма. Можно вспомнить также церковную деревянную скульптуру в северных русских церквах XV-XVII вв. особенно в Пермской земле. Но Церковь не считала эти изображения каноническими. Разумеется, такого рода запреты не носили догматического характера. Это скорее церковная традиция. Однако православная церковь всегда крайне бережно относилась к соблюдению традиций. С конца XVII в. а особенно с петровских времен, традиция эта под влиянием европейской культуры начинает нарушаться. Храмы, особенно иконостасы, начинают украшаться деревянной резной скульптурой, в чем наши мастера достигли величайшего искусства. Но эти изображения также не приравнивались к иконам, а служили скорее украшением храма, подобно картинам на религиозные сюжеты. В эпоху классицизма круглая - мраморная или бронзовая скульптура - играет уже видную роль в декоративном оформлении храмов. В этом отношении Казанский собор является одним из самых ярких православных храмов в России. Здесь работали 11 скульпторов, имена которых в большинстве своем были широко известны всему художественному миру России. Скульптурные работы осуществлялись преимущественно с наружной стороны собора. Эти работы можно разделить на две группы: рельефная и круглая скульптура. Снаружи размещены четырнадцать больших и малых барельефных панно.

Все они высечены из пудостского камня, облицовывающего наружные стены собора. Алтарный аттик - с восточной наружной стороны собора - украшен колоссальным барельефом скульптура Ж.-Д.Рашетта "Вход Господень в Иерусалим". С северной стороны собора, т.е. со стороны Невского проспекта, на аттике восточного проезда помещается барельеф работы великого скульптора И. Мартоса на ветхозаветный сюжет "Изведение воды из камня Моисеем в пустыне". Над западным проездом находится барельеф такого же размера профессора ваяния И. П. Прокофьева "Воздвижение медного змия Моисеем в пустыне". Размеры этих двух барельефов (14,91 м х 1,42 м). В центре обеих композиций - вождь и пророк ветхозаветного Израиля Моисей, который вывел израильский народ из Египта. Каждая композиция состоит из сорока полных динамики человеческих фигур. Со стороны площади на аттике западного проезда помещен барельеф, выполненный итальянским скульптором Сколяри "Дарование Моисею скрижалей", а на аттике восточного проезда - барельеф его же работы "Неопалимая Купина". Несгораемый куст - Купина, в виде которого Господь явился Моисею на горе Хорив (Синай), по православной богословской традиции символизирует вечно Чистую и Непорочную Божию Матерь. Скрижали - это каменные таблицы, полученные от Господа на той же горе Моисеем, которые содержали десять заповедей, на которой основана ветхозаветная мораль, ставшая основной морали всех людей, поклонявшихся Единому Богу. Помимо пяти больших барельефов на трех стенах собора, имеющих портики, находятся 12 небольших барельефных панно почти квадратной формы. Работа над ними была закончена в 1807 г. Все они посвящены деяниям Пресвятой Богородицы и чудесам Казанской иконы Божией Матери. Четыре барельефа, обращенные к Невскому проспекту, выполнены тогдашним ректором Академии художеств Ф. Г. Гордеевым. Это - "Благовещение", "Поклонение Пастырей", "Поклонение Волхвов", "Бегство Святого семейства в Египет". На западном портике расположены барельефы: "Успение Богоматери", "Взятие Божией Матери на Небо", "Покров Божией Матери", "Явление образа Казанской Божией Матери". Они выполнены соответственно скульпторами Кашенковым, Рашеттом, Воротиловым, Анисимовым. На южном портике размещены барельефы "Зачатие Божией Матери" и "Рождество Богоматери" Мартоса, "Введение во храм" и "Обручение Богоматери с Иосифом" Рашетта. Об этих барельефах архитектор А. Аплаксин пишет: "Все они так хороши и оригинальны, что трудно выискать между ними лучшие, но особенно интересными кажутся: "Благовещение", "Поклонение Пастырей", "Успение" и "Явление Казанской иконы".

Говоря о круглой скульптуре, украшающей северный фасад собора, следует отметить четыре статуи, отлитые в 1807 г. мастером Екимовым. С левой стороны установлена бронзовая статуя Святого Равноапостольного Князя Владимира, а с правой - Святого Благоверного Князя Александра Невского. Обе статуи выполнены замечательным скульптором академиком С. С. Пименовым. Это святые Русской церкви. Они - воины, охраняющие храм от посягательств иноверных. Святой Владимир, креститель Руси, в левой руке держит меч, а в правой - крест, попирая им языческий жертвенник. Любопытно, что расчистку этой статуи выполнил художник Семен Теглев, который к статуе Святого Владимира "на место пня присовокупил весьма богатый антический жертвенник, украшенный орнаментами и приличными к оному барельефами". Статуя Святого Александра Невского, отстоявшего русскую землю и православную веру от немецких и шведских рыцарей-католиков, изображает его после победоносного сражения. У его ног - меч со львом, эмблемой Швеции. На него опирается русский щит. Ближе к северному входу в собор расположены еще две статуи. С левой стороны - Святой Андрей Первозванный, с правой - Святой Иоанн Предтеча. Как выражался Воронихин - это святые, "ближайшие ко Христу, богопредшестующий и богопоследующий". Статую Святого Андрея Первозванного выполнил в 1809 г. академик В. И. Демут-Малиновский, статую Святого Иоанна Предтечи, считавшуюся лучшей из скульптурных работ Казанского собора, адъюнкт-ректор Академии художеств И. П. Мартос. На все четыре статуи ушло 1400 пудов бронзы. Уместно отметить и тот факт, что упомянутые четыре статуи были не единственными, которые должны были украсить фасады собора. Для ниш западного портика были заготовлены статуи Моисея (Прокофьев и Воротилов), апостола Павла и пророка Ильи (Демут-Малиновский). Но так же как и южная колоннада собора, не возведенная из-за отсутствия средств, эти статуи не были установлены. То же самое можно сказать о статуях архангелов Гавриила и Михаила, которые тридцать лет стояли перед собором на гранитных постаментах у проездов колоннад. Из истории собора известно, что первоначальная композиция статуй принадлежала Воронихину и ко дню освящения храма они были установлены И. Мартосом, отлитые из гипса и выкрашенные под бронзу.

Однако из-за недостаточного оборудования литейной мастерской Академии художеств их не удалось отлить в бронзе. Со временем статуи разрушились. В 1910 г. Юбилейная Реставрационная Комиссия Казанского собора через своего председателя соборного настоятеля протоиерея Соснякова делала попытку восстановления мартосовских ангелов, но из-за материальных причин этот вопрос так и остался неразрешенными.

Наконец, говоря о наружной скульптуре собора, следует отметить, что центральным звеном скульптурного убранства северного фасада являются бронзовые двери, обрамленные мрамором. Они представляют собой копию дверей флорентийского храма, прославленного Баттистеро (от латинского Баптистериум - крестильный дом). В конце XIV в. управление Флорентийской республикой и корпорация флорентийских коммерсантов решили украсить сооруженную церковь бронзовыми дверями с изображением некоторых сцен из Ветхого Завета. Изготовление этих дверей было поручено Лоренцо Гиберти в 1403 г. Мастер работал 21 года, создавая этот шедевр. Двери вызвали всеобщее восхищение. По выражению Микель-Анджело, они были достойны стать Вратами рая. В 1452 г. двери вызолотили и установили в дверном проеме Крестильного дома. Гиберти создал на дверях 10 бронзовых композиций на ветхозаветные сюжеты. Расположение этих композиций, если считать их сверху, по парам, слева направо, будет в следующем порядке:

"Сотворение Адама и Евы. Грехопадение их в изгнание из рая".

"Жертвоприношение Авеля и убиение его Каином".

"Убиение Моисеем Египтянина и выход евреев из Египта".

"Приношение Авраамом в жертву Богу сына Иакова".

"Благословение Исааком Иакова".

"Сыновья Иакова в Египте, покупающие хлеб у Иосифа".

"Евреи в пустыне и Моисей, принимающий законодательство на Синайской горе".

"Обнесение ковчега вокруг стен Иерихона, разрушение Иерихона".

"Поражение гордого Никанора, грозившего разрушить Иерусалим".

"Встреча Соломона с царицей Савской".

Когда завершилось строительство собора, строительная комиссия решила воспроизвести гипсовый слепок дверей, подаренный Петербургской Академии художеств Н.А.Демидовым, в бронзе. Отливка и чеканка этой копии была поручена "литейного и чеканного дел мастеру Академии художеств Василию Екимову". На работу ему было отпущено 182 пуда и 39 фунтов меди. Но, поручив Екимову отливку ворот, ему не придали консультанта. Не зная последовательности изображенных сюжетов, Екимов достаточно произвольно разместил "итальянские картины". Первые четыре панно расположены также, как и у Гиберти, а остальные в следующем порядке: 10, 7, 6, 5, 8, 9. Эта погрешность особого значения не имеет, во-первых потому, что и у самого Гиберти в расположении сюжетов нет четкой хронологической последовательности. Во-вторых, при рассмотрения панно далеко не сразу становится понятным их содержание, т.к. Гиберти, следуя итальянской манере эпохи Ренессанса, привык окружать библейских персонажей аксессуарами современной ему итальянской жизни. Особая заслуга Гиберти состояла в том, что он стремился наделить пластику перспективой, т.е. средством, которое до того времени считали исключительной принадлежностью живописи. Эта задача блестяще удалась и В. Екимову. Орнаментация рам и наличника дверей принадлежит Воронихину и выполнена из мрамора.

Завершая обзор внешнего убранства собора, отметим размещенные на фронтонах храма сияния, из которых два - на западном и южных портиках - высечены из камня, а на северном - из бронзы, покрытой позолотой. Кроме наружных барельефов на черных аспидных досках были помещены надписи, состоящие из бронзовых букв. Они же были помещены во фризах проездов и во фризе каждого портика. Всего было восемнадцать надписей. Все они славили Господа и Пресвятую Богородицу. Над проездом восточного крыла колоннады была помещена надпись: "Достойно есть яко воистину блажити Тя Богородицу", над проездом западного крыла: "Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога Нашего". Во фризе северного портика надпись: "Благословен Грядый во имя Господне", во фризе западного портика: "Милосердия двери отверзи нам", во фризе южного портика: "Слава в вышних Богу и на земли мир". Над главными дверями северного портика надпись: "Радуйся Благодатная, Господь с Тобой", над правыми дверями: "Благословенна Ты в женах и благословен плод чрева Твоего", над вторыми дверями с правой стороны: "Сей будет Великий и Сын Вышнего наречется". С левой стороны от главных врат над первым дверями: "Дух Святый найдет на Тя и сила Вышнего осенит Тя", над вторыми: "Величит душа моя Господа и возрадовался дух мой о Бозе Спасе моем". Над средними дверями западного входа помещена надпись: "Сия врата Господни, праведные внидут в ня". Над дверями, находившимися с правой стороны от средних: "Дивен Бог в Святых Своих, Бог израилев", с левой стороны: "В церквах благословите Бога Господа". В стене южного портика помещены надписи, в середине: "Воспойте Господеви песнь нову, яко дивна сотвори Господь", над первой дверью справа: "Воспойте хваление Его церкви преподобных", над второй справа: "И видехом славу Его яко Единородного от Отца". Над первой дверью, слева от среднего входа: "Внидите во врата Его во исповедании, во дворцы Его в пении", над второй: "Свет истинный просвещает всякого человека, грядущего в мир". Всех бронзовых золоченых букв - 174 больших и 575 малых. Они были отлиты на бронзовой фабрике при Академии художеств. При появлении в здании храма Музея истории религии и атеизма все надписи со стен храма были сняты.

Торжественность внешнего облика собора усиливалась молитвенным настроем его интерьера. Зодчему удалось добиться эффекта поразительного единства всех помещений здания. Двойные ряды 56 коринфских гранитных колонн оказались настолько прозрачными, что почти из каждой точки собора молящийся мог видеть алтарь. Престол собора покрывала тонкая сереброкованая одежда, украшали колонны из лазурита и сибирской яшмы. Напротив главного придела, с юго-западной стороны, находилось монументальное царское место, сделанное из олонецкого мрамора.

Переходя к внутренней скульптуре храма, отметим, что по проекту Воронихина ее должно было быть значительно больше, чем дошло до нас. Масса скульптурных произведений, бывших здесь изначально, погибла в результате катастрофы 1814 г. В связи с сыростью в непросушенном здании штукатурка начала осыпаться вместе с лепниной и большая ее часть была заменена в 1820 г. декоративной росписью. Скульптурные работы, размещенные по фризу и барельефы в барабане купола, изображавшие двунадесятые праздники, были сняты и заменены фресковой живописью в технике гризайль. Заменили на масляную живопись и скульптурные работы, изображающие четырех евангелистов в парусах купола работы Прокофьева, Моисеева, Щедрина и Гошара. Из всей внутренней скульптуры осталось только два барельефа, помещенные над северным и южным входами. На северной стороне: "Взятие воинами Христа в вертограде" работы Ж.-Д. Рашетта, а на южной - "Шествие Христа на Голгофу" работы Ф. Щедрина. Это великолепные барельефы, подчеркивающие значение потери основной массы скульптуры в 1814 г. Первая композиция воспроизводит момент, когда покинутый всеми Христос схвачен приведенными Иудой воинами в Гефсиманском саду (вертограде). Выразительна фигура апостола Петра, выхватившего короткий меч и пытающегося защитить своего Учителя. Скульптур изобразил святого апостола в порывистом движении, которое прекрасно характеризует преданную душу Первоверховного апостола Петра. Другой барельеф изображает крестный путь Спасителя на Голгофу. В центре композиции Христос, падающий под тяжестью креста. Трогательное впечатление производит группа жен-мироносец справа от Христа и коленопреклоненный евангелиста Иоанна, любимый ученик Христа.

Все живописные работы в храме выполнялись художниками академической школы, но начавшими творить в разные эпохи. Поэтому по своему характеру их работы заметно отличаются друг от друга. По общепринятой оценке наиболее значительными художниками, из числа работавших в соборе живописцев, являются Боровиковский, Шебуев, Бессонов, Угрюмов, Иванов, Кипренский и Брюллов. При всей схожести манеры их письма, выработанной в залах Академии художеств, каждый из них обладает ярко выраженной художественной индивидуальностью. Самыми характерными для времени и стиля Казанского собора являются живописные работы кисти В. Л. Боровиковского, которому принадлежит иконопись Царских Врат Главного Иконостаса и четыре больше иконы, изображающие Святую Великомученицу Екатерину, Святых Антония и Феодосия Киево-Печерских, Царя Константина и Царицу Елену. В настоящее время в храме находятся его работы на Царских Вратах и образ Святой Екатерины. Эти работы, как и работы других художником той эпохи, вовсе не похожи на старинные русские иконы. По существу это скорее живопись на религиозные сюжеты, формировавшаяся в стенах Академии художеств под влиянием канонизированных Академией работ художником итальянского Возрождения, прежде всего, Рафаэля. Даже самые лучше, талантливые живописцы и скульпторы той эпохи, при всей своей несомненной религиозности и любви к религиозным сюжетам, были художниками светскими и переносили этот светский дух в свои творения, украшавшие храмы. Они прославляли не Бога, а Его творение - природу и, прежде всего, человека. Боровиковский был одним из самых тонких и талантливых художников. В его живописи отчетливо видно влияние Рафаэля и более ранних художников эпохи Возрождения, в чьих работах плотское начало еще не возобладало над духовным. По сравнению со своими предшественниками и многими современниками, Боровиковский отходит от строгих канонов классицизма в сторону сентиментализма и раннего романтизма. Его живопись мягче, нежнее, "интимнее", чем живопись Угрюмова или Шебуева. В то же время в его иконах сохраняется влияние легкомыслия елизаветинского стиля рококо. В этом плане особенно характерен образ Святой Великомученицы Екатерины. Образ великомученицы, созданный Боровиковским, поражает тонким сочетанием небесной и земной красоты. Тонкий и, в тоже время, яркий колорит, золотистые волосы, нежная кожа и устремленный к Небесам взгляд создают эту неповторимую гармонию земного и Небесного. Великолепно выписанная фактура роскошных царских одежд заслоняют от молящихся мрачные орудия казни - меч и колесо. Безусловно - это не православная икона в строго каноническом смысле, но это - высокое произведение искусства, проникнутое глубоким религиозным чувством. Не случайно долгое время образ Святой Екатерины, написанный Боровиковским, копировался многими художниками. То же самое можно сказать и об образах евангелистов, созданных Боровиковским для Царских Врат главного иконостаса. Прекрасные лица задумчивого, погруженного в своей труд евангелиста Матфея, мечтательное, проникнутое глубокой верой лицо Иоанна, умное, мужественное, открытое лицо Луки и, наконец, всецело поглощенное создание своего Благовествования, немного суровое лицо евангелиста Марка - все это шедевры русской религиозной живописи начал XIX в. Хотелось бы особо остановится на Лике Пресвятой Богородицы из композиции "Благовещение". В этом образе виден явный отход от принципов классицизма и переход к реализму. Идеальным выражением образа Божией Матери для Боровиковского является не сияющее идеальной земной красотою лицо некоей богини, что было характерно для творчества католических художников, а простое, доброе лицо молодой крестьянки, погруженной в смиренную молитву. Боровиковский как бы предвосхищает ранний реализм, не лишенный черт сентиментализма образов крестьянок, созданных Венециановым.

Иной характер носят произведения В.Шебуева, представляющие Трех Святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, помещенные в подкупольных пилонах. В. К. Шебуев - один из родоначальников русской исторической живописи, хотя лучшие его произведения посвящены живописи религиозной. Образы Трех Святителей признаны лучшими работами Шебуева в Казанском соборе. На иконе Шебуева Святитель Василий изображен коленопреклоненным в алтаре, облаченный в священническую ризу, с омофором по плечам, воздевающим руки к небу. Перед ним престол со Святыми Дарами, над которыми парит белый голубь - символ Святого Духа. Рядом со Святителем изображен юный дьякон, в умилении приложивший правую руку к груди. Совет Академии художеств признал эту работу лучшей из трех работ Шебуева и поручил художнику Уткину репродуцировать этот образ путем гравировки на меди. На северо-восточном пилоне помещен образ Святого Григория Богослова. На иконе Святой Григорий стоит коленопреклоненный. Левой рукой он поддерживает снятый с головы черный клобук. Молитвенный взгляд его устремлен ввысь. За ним стоит молодой воин в царском венце. Вероятно это благочестивый император Феодосий, восстановивший православие в Римской Империи, гонимое при императоре Валенте. Царя сопровождают три старца, одетые в доспехи и погруженные в размышления. Сзади святителя пожилой пономарь занят раздуванием кадила, иподиакон с горящей свечой углубился в молитву. К сожалению, в настоящее время в Казанском соборе отсутствует образ Святого Иоанна Златоуста, находящийся в реставрации и удерживаемый дирекцией музея истории религии.

Точно также не представлены пока в соборе работы великого О. А. Кипренского, в частности, его прекрасная икона "Богоматерь с Предвечным Младенцем". К счастью сохранилась и находится в иконостасе Рождества Богородицы, на том месте, где должна была бы находится храмовая икона из церкви Рождества Богородицы, икона кисти Г. И. Угрюмова, также изображающая Богоматерь с Предвечным Младенцем. Богоматерь стоит с Младенцем Христом на руках. Она нежно обняла Его, а Он устремил Свой взор вдаль и, кажется, слушает пение херувимов, головки которых реют в облаках. Картина охвачена элегическим настроением. От нее веет нежностью и теплотой, не характерных для строгого, немного жесткого письма Угрюмова. Глядя на нее, невольно вспоминаешь творчество Боровиковского или того же Кипренского, мягкое задумчивое, немного сентиментальное. От образа веет небесным блаженством и только маленький крест в руках Богомладенца напоминает нам, что не только для блаженства и материнской радости родился Этот Младенец. Среди других работ Угрюмова следует упомянуть находящийся слева от Царских Врат Рождество-Богородицкого иконостаса Образ Христа Спасителя, достойный кисти самого К. П. Брюллова. Христос писан во весь рост. Он светло и открыто смотрит на молящихся. При взгляде на Его чистое и прекрасное лицо забываются все земные скорби и хочется следовать за Ним и большим Крестом, который Он держит в левой руке. Он взирает на всех "страждующих и обремененных", пришедших к Нему за правдой и милостью. К числу работ Угрюмова относится и небольшая, красиво написанная икона-картина "Поклонение Волхвов". Выдержанная в возрожденческом духе, она может быть сопоставима с лучшими итальянским работами мастеров позднего Ренессанса.

Наконец, отметим шедевр религиозной живописи в Казанском соборе - запрестольный образ К. П. Брюллова "Взятие Богоматери на небо". Карл Павлович Брюллов - величайший русский художник первой половины XIX в. По словам А. Аплаксина: "Его произведения, как и произведения его сверстников, Пушкина и Глинки, отличаются чистотой, кристаллической чистотой красотой, которая впоследствии не была уже достигаема русскими художниками. Его творчество стоит вне времени и места. Ни стиль эпохи, ни родина не имели на него никакого влияния, его восхищали чистые, кристаллические формы великих общечеловеческих образцов античного и итальянского искусств". Конечно, это должно быть характерно для потомков французских гугенотов, переселившихся в Германию, а оттуда в Россию. И Россия не только дала приют франко-германской фамилии Брюлло, но и способствовала величайшему расцвету талантов ее представителей. Карл Брюллов, так же как Пушкин и Глинка, гений мирового масштаба, но в отличие от них без определенной национальной окраски. Он мог родиться и творить в любой стране, но его истинной родиной, родиной его духа, была Италия. Не случайно именно в Рим отправился он умирать. Его кумиром был Рафаэль. Богоматерь Казанского собора, написанная Брюлловым, - это его Мадонна. Ее образ возник в его сознании задолго до 1836 г. когда ему было поручено написать ее запрестольный образ. И хотя сам художник остался недоволен своей работой, однако в ней можно видеть то, что он сам сказал о Сикстинской Мадонне Рафаэля: "Грация соединена со строжайшим стилем:". Вознесение Богородицы тематически близко к православному Успению. Но какая огромная разница в манере художественного воплощения этого сюжета в старых русских иконах и в картине гениального русско-европейского художника! Высоко над землею на легком облаке стоит брюлловская Богоматерь. Два Архангела в виде бесплотных духов поддерживают Ее. Херувимы несут на главах своих облако кверху. Вся живописная группа выражает стремительное движение ввысь. Богоматерь благоговейно скрестила руки на груди и подняла глаза "горе". С радостью и смирением взирает Она на видимого Ее одной Всемогущего Творца. Навстречу Ей сверху стремятся новые Силы Небесные. Православный человек, взирая на этот шедевр Брюллова, так же как и на другие образы и картины-иконы Казанского собора, не должен забывать, что искусство, в том числе и храмовое, имеют тенденцию к развитию.

Синтезом всех трех пластических искусств следует признать иконостас Казанского собора. История его создания весьма драматична, а судьба носит поистине трагический характер. Первоначальным проект иконостаса был разработан А. Н. Воронихиным, но в связи с приближением войск Наполеона к Петербургу проектировочные работы были прекращены. Лишь в декабре 1812 г. появилась возможность их возобновить. В это же время произошло выдающееся в истории Казанского собора событие. 23 декабря генерал-фельдмаршал князь М. И. Кутузов отправил Митрополиту Новгородскому и Санкт-Петербургскому Амвросию несколько слитков серебра и письмо следующего содержания:"Благословите сей дар, приносимый воинами Подателю победы. Храбрые Донские казаки возвращают Богу из храмов Его похищенное сокровище. На меня возложили обязанность доставить Вашему Высокопреосвященству сие серебро, бывшее некогда украшением Святых Ликов, потом доставшееся в добычу нечестивых хищников и, наконец, храбрыми донцами из их когтей исторгнутое. Предводитель Войска Донских казаков, граф М. И. Платонов и вместе с ним все его воины и я желаем, чтобы слитки сие, составляющие весу сорок пудов серебра, были обращены в изображения четырех Евангелистов и служили убранством церкви Казанския Божия Матери в Санкт-Петербурге. Все издержки, нужные на изваяния сих Святых Ликов, принимаем мы на свой счет. Прошу Ваше Высокопреосвященство взять на себя труд приказать найти искусных художников, которые могли бы удовлетворить нашим благочестивым победителям, изваяв их из серебра, усердием их приносимого Божию храму, Лики Святых Евангелистов. По моему мнению, сим ликам было бы весьма прилично стоять близ Царских Дверей, дабы они первые поражали взоры входящего в храм богомольца. На подножии каждого изваяния должна быть вырезана следующая надпись: "Усердное приношение войска Донского". Служитель и проповедник мира, спешите воздвигнуть памятник брани и мщения в Божием храме, но воздвигая его, скажите с благодарностью к Промыслу: врагов России уже не стало, мщение Божие постигло на земле русской, и путь, ими пройденный, усыпан костями их на устрашение хищного буйства и гордого властолюбия". Получив это письмо, Высокопреосвященный Амвросий снесся с Комиссией о построении собора, и Воронихин быстро изготовил эскизы статуй, которые он предполагал разместить попарно на двух пьедесталах у подкупольных пилонов. Проект Воронихина понравился Александру I и Государь изъявил свою мысль, чтобы величина изваяний соответствовала своду алтаря, поскольку в случае недостатка серебра Кутузов доставит его сколько будет нужно. Государь заявил также, чтобы "на сие дело употреблены были лучшие художники". Комиссия остановила свой выбор на Мартосе. В мае 1813 г. Мартос представил модели статуй в Комиссию, но они не были утверждены Обер-Прокурором Св. Синода князем Голицыным. В своем письма министру просвещения графу Разумовскому он разъяснил свою позицию по этому вопросу: "Знатоки, любители художества будут, конечно, удивляться искусству Мартоса, но в храм Божий входят всякого рода люди. Статься может, что не имеющий понятия об изяществе художеств, соблазнятся, видя Евангелистов только обнаженными и в положении столь принужденном". Князь Голицын рекомендовал внести в изображение Евангелистов определенные черты, более соответствующие православному восприятию изобразительного искусства. Его мнение было принято как Комиссией, так и Академией Художеств. Мартос отвечал на это письмом, представляющим яркий образец страстной апологетики свободного творчества, в котором пытается отстоять идею, что с одной стороны, изваяния четырех евангелистов не являются теми образами, "перед которыми православные люди посвящаю жертвы свои в пении молебствий и возжиганий свечей, но должны будут составить обыкновенные священные вещи, служащие к одному украшению храма". С другой стороны, Мартос, отстаивая наготу скульптурных изображений, проводит мысль о том, что "тело есть одеяние чудесное, по разумению художников, сотканная божескими перстами, чему никакая человеческая хитрость подражать не может." При всей яркости и страстности этой апологетики, нельзя не признать, что применительно к православному храму мартосовские статуи едва ли можно считать удачными.

Дело осложнилось еще и тем, что строительство собора затянулось из-за непредвиденного обстоятельства. В апреле 1914 г. через два месяца после смерти Воронихина, произошел обвал штукатурки и погибли гипсовые изображения евангелистов в парусах купола. На короткое время возникла идея о замене их на серебряные, но позднее она была отставлена. Как бы то ни было, но дело о "донского серебре" было отложено на длительный срок, пока не решено было создать из него новый иконостас взамен воронихинского. Этот изящный иконостас, существовавший с 1811 г. с самого начала рассматривался как временный, т.к. несмотря на интересную композицию и изящество отделки, был слишком мал для такого огромного храма как Казанский собор. Каждая его деталь была безусловно совершенна и взятый отдельно, без отношения к собору, он представлял из себя высокую художественную ценность. Можно жалеть, что от него ничего не сохранилось, кроме чертежей и рисунков, но несомненно, что для кафедрального собора столицы нужен был другой иконостас.

3 марта 1834 г. из "усердного приношения войска Донского" было решено сделать иконостас по рисунку архитектора К. А. Тона. К донскому серебру было добавлено еще примерно столько же серебра, общая сумма которого достигла более 85 пудов. К этому надо добавить серебро Царских Врат, сохранившихся от воронихинского иконостаса. Таким образом общее количество серебра, употребленного на иконостас, достигло 100 пудов. С точки зрения архитектурной, иконостас Казанского собора считается лучшей работой Тона, в высшей степени удачно сочетающийся с архитектурой храма и его убранства. Его центральная часть представляет собою огромную арку, стоящую на парных колоннах. Колонны выполнены из сибирской яшмы. Они находились ранее в Кабинете Его Императорского Величества. Ими были заменены серебряные колонны от старого воронихинского иконостаса. Боковые части иконостаса сделаны достаточно просто, чтобы выгоднее выделить достоинство его центральной части. Царские Врата остались без изменений, но кроме них и расположенных на иконостасе икон, все было переделано в 1836 г. Малые иконостасы были также изменены, но в меньшей степени чем главный, как замечает А. Аплаксин, "приходится жалеть об исчезнувших тонких барельефных картинах на евангельские и библейские сюжеты, помещавшиеся на нижнем поле иконостасов."

Но вот о чем дейсвительно не перестаешь жалеть, так это о самом иконостасе К. А. Тона. Как указывалось выше, в 1922 г. он был разобран и переплавлен в серебряные слитки. Трудно найти архитектора, творческому наследию которого повезло бы меньше, чем наследию Тона. Почти все храмы Петербурга, сооруженные этим зодчим, с которого начался в нашем искусстве переход от подражания западным стилям к национальным истокам, были уничтожены. Остались только вокзалы в Петербурге и Москве на железной дороге, соединяющие столицы, и основательно переделанный внутри Большой Кремлевский Дворец, об авторе которого даже старались не упоминать. В советское время имя Тона произносилось не иначе, как с негативным оттенком. Уже одно то, что император Николай I предпочел его творения творениям других архитекторов, должно было обречь его имя на забвение. Но историческая правда рано или поздно восторжествует. Имя Тона все чаще встречается на страницах работ искусствоведов. Его барельефный портрет украшает стену Московского вокзала. Завершено воссоздание Храма Христа Спасителя в Москве. Близится к завершению и восстановление тоновского иконостаса в Кафедральном соборе Санкт-Петербурга.

После основания в 1703 г. Петербурга и перенесения сюда столицы России Казанская икона Божией Матери стала предметом благоговейного почитания на берегах Невы. В самом начале XVIII столетия здесь появляется чтимый чудотворный образ Казанской Богородицы, находившийся впоследствии с 1811 г. в Казанском соборе. В годины тяжелых испытаний русские люди прибегали к этому чудотворному образу, прося заступничества Царицы Небесной. Известно, например, что князь М. И. Кутузов, вождь русской армии в Отечественную войну 1812 года, возложил образ Божией Матери на себя, вверяя себя Ее всесильному охранению и помощи. После разгрома армии Наполеона он все серебро, отнятое казаками от французов, принес в дар Казанскому собору, считая победу над врагом проявлением милости Царицы Небесной). После 1812 г. вера в чудотворное заступление Божией Матери ради молитв пред Ее чудотворным казанским образом еще более возросла у жителей Петербурга, считавших Богоматерь в лице Ее чудотворной Казанской иконы Покровительницей северной столицы. В настоящее время Казанская икона Пресвятой Богородицы по-прежнему пользуется огромным уважением и почитанием со стороны верующих. Откуда же она происходит? По одному мнению, более других распространенному, эта икона есть та самая икона, которая 8 июля 1579 г. явилась в Казани; в Смутное время она была взята в Москву, а оттуда в 1710 г. по повелению императора Петра I перенесена в Петербург. Многие исследователи этого вопроса склоняются к тому, что московкая икона Казанской Богородицы, бывшая в ополчении Пожарского и Минина и впоследствии поставленная в московском Казанском соборе, была только СПИСКОМ с казанского оригинала. В таком случае и петербургская икона, даже если бы она и оказалась тождественной с иконой московского Казанского собора, также будет всего лишь списком с Казанской явленной иконы, но никак не оригиналом. В действительности же петербургская и московская икона не имеют между собою ничего общего: это два различных списка с казанского прототипа. Московский священник Н. Романский приводит ряд исторических свидетельств, подтверждающих, что московский список в XVII и XVIII столетиях пребывал именно в Москве, а не в другом каком-либо месте. Так, на нижнем поле московской иконы с лицевой стороны сделаны две надписи - одна от 1687 г. а другая от 1754 г. Первая гласит: "Сей пречистый образ поновлял Михаил Малютин"; а другая: "а сего 1754 года - паки сей святой образ поновляла госпожа баронесса Прасковья Ивановна Строганова". Подлинность второй надписи, по мнению отца Н. Романского, не подлежит сомнению, а по словам Г. Тренева, интересовавшегося вопросом о Казанской иконе Богородицы, подпись Малютина также подлинна и ему хорошо известна. Отсюда отец Н. Романский делает совершенно правильный вывод, что московская чудотворная икона Казанской Божией Матери не была перенесена в Петербург ни при Петре I, ни после него. Для полноты картины не будет лишним указать размеры икон Казанской Божией Матери: явленной, московской и петербургской. Первая имеет размеры 6 х 5 вершков, вторая - 5 х 8 вершка, петербургская - 13 х 12 вершков. Богородица на явленной иконе, находившейся в Казани, представлена в красивом греческом типе с правильно построенным лицом с возвышенным выражением. Высокие художественные достоинства иконы и греческий характер лика Божией Матери свидетельствуют о принадлежности иконы кисти незаурядного художника и косвенно - о ее древнем происхождении. О первоначальном письме петербургской иконы судить трудно вследствие ее полной реставрации в начале XVIII или в конце XVII века. Лик Божией Матери на петербургской иконе в ее теперешнем виде, значительно уступает по исполнению лику Богородицы на Казанском оригинале: пропорции и формы лица менее совершенны, и уже не заметны черты греческого типа.

Казанский кафедральный собор является выдающим памятником русской воинской славы. Его история тесно связана с Отечественной войной 1812 г. и с именем М. И. Кутузова. В самом начале царствования императора Александра I, когда собор только начинал строиться, Кутузов в течение года, до августа 1802 г. был петербургским губернатором.

Казанский собор был построен накануне Отечественной войны 1812 г. После горячей молитвы перед чудотворной иконой Казанской Божией Матери к войскам под Смоленск отправился великий русский полководец М. И. Голенищев-Кутузов. По мере разгрома наполеоновских войск на территории России и за ее пределами в собор начинают поступать французские штандарты и знамена, которые размещали на стенах собора. Всего в соборе было 107 знамен и штандартов, большинство из которых в настоящее время находятся в Москве.

В июне 1813 г. в Казанский собор из прусского города Бунцлау был доставлен гроб с телом М. И. Кутузова. Он был погребен в северо-восточной части храма, напротив придела святых Антония и Феодосия Киево-Печерских. Похороны состоялись 13 июня 1813 г. Над могилой была возведена бронзовая ограда, созданная по проекту А. Н. Воронихина, установлена икона Смоленской Божией Матери и укреплен герб Светлейшего князя Смоленского. Над могилой укреплены 5 штандартов и одно знамя, сохранившиеся до наших дней. Позднее над могилой была установлена картина художника Алексеева "Чудо от Казанской иконы Божией Матери в Москве". На ней изображено событие из истории российской воинской славы - освобождение Москвы ополчением под руководством К. Минина и князя Д. Пожарского в октябре 1612 г. с Казанской иконой Божией Матери.

После успешного освобождения русскими войсками под командованием М. Б. Барклая де Толли Западной Европы от Наполеона в собор начали поступать ключи от французских крепостей, взятых русскими войсками. Польша, Германия, Нидерланды - таков путь русской армии к Парижу. Все трофеи были размещены на пилястрах между окнами и на подкупольных пилонах. Знамена закреплялись на специальных кронштейнах. Для ключей были изготовлены восьмиугольные бронзовые золоченые доски, на которых выгравированы наименования городов и крепостей. Кронштейны и доски были сделаны по рисункам А.Н. Воронихина. 97 ключей было размещено на стенах собора. Большинство находится сейчас в Москве, в Историческом музее. 6 связок расположены над могилой М. И. Кутузова - ключи от Бремена, Любека, Авена, Монса, Нанси и Гертруденберга.

Со стороны Невского проспекта перед собором в 1837 году после торжественного молебна были открыты памятники героям Отечественной войны 1812 года - фельдмаршалам М. Кутузову и М. Барклаю-де Толли, отлитые по моделям скульптора Б. И. Орловского при участии архитектора В. П. Стасова. Настоящая фамилия скульптора - Смирнов. Он был выходцем из крепостных крестьян Орловской губернии. По его собственным словам ему "отец оставил 10 копеек медью, две рубахи и икону". Однако благодаря таланту и трудолюбию он приобрел в столице широкую известность и по ходатайству И. П. Мартоса был освобожден от крепостной зависимости, а в 1822 г. принят в Академию художеств. Позднее он учился у великого датского скульптора Бертеля Торвальдсена в Риме. В марте 1829 г. президент Академии художеств А. Н. Оленин предложил Орловскому приступить к изготовлению моделей памятников полководцам. Сама идея установки памятников возникла у Александра I в 1818 г. Позднее император Николай I изъявит желание, чтобы полководцы были изображены не как античные герои, а в форменных мундирах, которые носили при жизни. Статуя Кутузова была завершена Орловским к 1831 г. Барклая - де Толли к 1835 г. К двадцатипятилетию победы над Наполеоном в 1837 г. памятники были отлиты мастером В. П. Екимовым и установлены на пьедесталы, выполненные Самсоном Сухановым. В памятниках заложена глубокая символика. Трактовка памятника Барклая де Толли созвучна событиям первого этапа войны, когда русская армия под его руководством совершала вынужденный отход. Фигура Кутузова символизирует второй этап войны, когда во главе с ним русская армия разгромила армию Наполеона. Памятники являются важной вехой в развитии русской скульптуры, знаменуя начало перехода от классицизма к реализму. В годы Великой Отечественной войны они не были замаскированы и бойцы, проходя мимо них, отдавали им воинские почести. Возле памятников молодые офицеры давали клятву на верность Родине.

В 1811 - 1858 годах, т. е. до постройки Исаакиевского собора, Казанский собор являлся Кафедральным собором города.

В 1929 году собор был закрыт. Спустя три года, в 1932 году в здании разместился Музей Истории Религии и Атеизма. Находившиеся прежде в храме иконы были переданы Государственному Русскому музею. На месте остались лишь единицы. В результате всевозможных переделок серьёзно пострадал интерьер. Исчезло большинство сокровищ богатейшей ризницы. Был варварски уничтожен иконостас. Кощунственного вскрытия не избежала даже могила М. И. Кутузова.

В 1991 г. в соборе возобновились службы. В 2000 году Казанскому собору возвращен статус Кафедрального Собора С.-Петербургской епархии.

Ансамбль Казанского собора со стороны Казанской улицы дополняет чугунная ограда - шедевр декоративного искусства. Она создана по проекту А. Н. Воронихииа в 1803 - 1812 гг. Перед ней установлен фонтан работы Ж. Тома де Томона (1809 г.), перенесенный сюда в 1934 году с Пулковского шоссе.


Казанский собор (Москва)

Содержание

История

Появление храма связано с началом почитания Казанской иконы Божией Матери за пределами казанской епархии — сначала в Москве, а потом и во всей России. Список с иконы, сопровождавший второе ополчение из Ярославля. князь Дмитрий Пожарский поставил в своей приходской церкви Введения на Лубянке, во Псковичах [3] .

В «Историческом путеводителе по Москве» (1796) [4] появилось утверждение, что первый Казанский храм на Никольской улице, тогда ещё деревянный, был построен в 1625 году на средства князя Пожарского. Распространено предположение, что этот храм возведён по обету в честь изгнания из Москвы польско-литовских интервентов [5]. Более ранним источникам про эту церковь, сгоревшую якобы в 1634 году, ничего не известно.

Каменный храм для размещения «лубянского» списка с Казанской иконы был построен на средства царя Михаила Фёдоровича [6] и освящён патриархом Иоасафом I в 1636 году. Ещё через 11 лет к нему был пристроен придел в честь казанских чудотворцев Гурия и Варсонофия. На церемонии освящения присутствовал сам царь Алексей Михайлович. Шатровая колокольня, вероятно, была пристроена к четверику с северо-западной стороны, как было принято в церковном зодчестве начала XVII века, для колоколен, единовременных храмам [7] .

Несмотря на миниатюрность, храм стал одной из важнейших церквей Москвы: его настоятель занимал одно из первых мест в ряду московского духовенства. Один из них «расколоучитель» Григорий Неронов. В его старообрядческом житии служба в храме XVII века описана следующим образом [7] :

И прихождаху мног народ в церковь отвсюду, яко не вмещатися им и в паперти церковной, но восхождаху на крыло паперти, и зряще в окна послушаху пения и чтения божественных словес.

Казанский собор после перестроек начала XIX века (фото из альбома Н. А. Найденова. 1882 г.)

Строительная история Казанского собора сложная. В конце 1760-х гг. храмовый комплекс был реконструирован на средства княжны М. А. Долгоруковой. При этом был снесён «за ветхостью» придел свв. Гурия и Варсонофия. Перестройка верхних торговых рядов почти закрыла вид на собор с Красной площади. Нижний ярус колокольни был обстроен лавками. Духовенство требовало сноса Аверкиевского придела, в котором давно перестали вести службу [7] .

В первой половине 1802 года по резолюции митрополита Платона была разобрана прежняя шатровая колокольня, и к 1805 году выстроена на другом месте новая двухъярусная, позднее (1865) ставшая трёхъярусной. В 1865 году фасады храма оформили в классическом стиле по проекту архитектора Н. И. Козловского [1]. После такого «поновления» храм мало отличался от тысяч церквей трапезного типа, раскиданных по русским весям. Это отмечал сам настоятель храма А. Ф. Некрасов [7] :

Посетители выражают скорбь о наружном убожестве дома Богоматери. Владыка митрополит Леонтий при первом посещении Казанского собора, со свойственными ему простотой и прямотой, сказал мне: «Ну какой это собор? Это простая сельская церковь!» И справедливо.

Размеренный ход жизни в приходе был ознаменован несколькими яркими событиями. Во время французской оккупации 1812 года. по свидетельству А. А. Шаховского. «в алтарь Казанского собора втащена была мёртвая лошадь и положена на место выброшенного престола» [8] [9]. Казанская же икона остававшимся при храме протоиереем Мошковым была спрятана [10] .

8 (21) июля 1918 г. во время службы в соборе, патриарх Тихон произнёс проповедь о расстреле Николая II. В сентябре того же года из собора была похищена его главная святыня — список с иконы Казанской Богоматери, почитавшийся как чудотворный [7] .

Советское время

В 1925—30 гг. под руководством Петра Дмитриевича Барановского на средства обновленческого прихода была проведена серьёзная реконструкция и реставрация храма, в ходе которой ему был возвращён предполагаемый первоначальный облик [11]. В деталях точность проведённой реконструкции оспаривается, что неизбежно при скудости документального материала: например, снесённая в 1802 году шатровая колокольня на всех сохранившихся изображениях выглядит по-разному [7] .

К 1929 году Барановским были воссозданы древние кокошники и предполагаемый декор стен, но реставрационные воздействия ещё не коснулись навершия и колокольни, когда было принято решение о сносе храма. Культовые сооружения не соответствовали новому назначению Красной площади как места проведения торжественных церемоний социалистического светского государства. Узнав об этом, Барановский распорядился выполнить обмеры собора с северным приделом; эти документы пригодились потом при его воссоздании.

Снос Казанского собора в 1936 году

Решение об уничтожении храма было исполнено в 1936 году, в разгар сталинской реконструкции района Манежной площади. На его месте был выстроен павильон в честь III Интернационала (автор проекта Борис Иофан ); позднее это место занимал общественный туалет. Руководство Центрального музея Ленина предполагало в северо-восточном углу Красной площади возвести ритуальный зал для приёма в пионеры [12] .

Воссоздание

Казанский собор — первый из полностью утраченных в советское время храмов Москвы, который был воссоздан в первоначальных формах [5] .

Воссоздание было осуществлено в 1990 —1993 годах по инициативе Московского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (МГО ВООПИиК). После принятия решения Моссовета о восстановлении «памятника воинской славы» (1989) начался сбор пожертвований. Автором проекта стал архитектор О. И. Журин, один из учеников П. Д. Барановского. Восстановлению храма препятствовала община будущего храма. Как вспоминает Журин, её представители

разломали стены помещения, где я работал над проектом, выжили меня и помогавших мне архитекторов из мастерской, срывали начало строительных работ, писали бесконечные кляузы в разные инстанции, будучи полными невеждами в области строительных и реставрационных работ, выдвигали самые нелепые требования [12] .

Основные средства для строительства (помимо народных пожертвований) предоставлены правительством Москвы. Освящён патриархом Алексием II 4 ноября. в день празднования Казанской иконы Божией Матери (в память избавления Москвы и России от поляков в 1612 году ).

Фотографий дореволюционной стенописи не сохранилось, однако историку С. Смирнову удалось установить темы росписей. Отталкиваясь от его изысканий, художники из Палеха и Брянска в 1990-е гг. расписали храм в ретроспективной, канонической манере [13] .


Казанский собор, собор Казанской иконы Божией Матери, Феодосия

Казанский собор, собор Казанской иконы Божией Матери. Описание.

Одной из исторических достопримечательностей Феодосии является собор Казанской иконы Божией Матери (Казанский собор).

В 1887 году староста Санкт-Петербургского Казанского собора граф Николай Федорович Гейден пожертвовал в пользу Свято-Параскевиевского монастыря свою дачу «Кафа» в Феодосии. Эта дача стала именоваться Казанским подворьем Топловского монастыря, и на этом подворье была устроена церковь во имя Казанской иконы Божией Матери.

24 февраля 1890 г. Святой Синод утвердил за Топловским монастырем это дарение с участком земли в две десятины, с домом, постройками и виноградником для устройства подворья богомольцам церкви во имя Казанской иконы Божией Матери и начальной школы для девочек.

6 августа 1891 г. на подворье была заложена церковь во имя Святого великомученика и целителя Пантелеймона, которую освятил архиепископ Мартиниан.

В 1890 г. Топловская обитель получила от графа Гейдена драгоценный дар, семейную святыню — икону Казанской Божией Матери — копию с древнего писания. Она была украшена сребропозолоченной резьбой, вокруг лика Богоматери — жемчужный брус с драгоценными камнями.

26 июля 1890 г. состоялся первый крестный ход с иконой Казанской Божией Матери из Топловской обители в Феодосию. В том же году граф Гейден подарил обители еще одну семейную святыню: крест со Святыми мощами Киево-Печерских угодников.

В 1891 г. на средства этого же мецената игуменья Параскева приобрела на Афоне распятие в натуральную величину, в подножье которого вложен камень от животворного креста из Иерусалима.

В 1907 году по проекту феодосийского архитектора Г. Л. Кейля на подворье Топловской обители вместо деревянной церкви был воздвигнут каменный собор во имя Казанской иконы Божией Матери в традициях русско-византийского стиля. Освящение его состоялось в 1911 г.

После революции, в 1919 г. Топловский монастырь, его подворье с храмами и другими строениями было разграблено, пропали православные святыни: икона Казанской Божией Матери, святой ларец и вся церковная утварь.

Долгое время собор пустовал, но в 1943 г. во время немецкой оккупации он заново был открыт для проведения церковных служб для воинов румынского подразделения.

После освобождения Феодосии от фашистских захватчиков с апреля 1944 года церковная служба в этом храме не прекращается.

В 1950–1960 годах Архиепископ Симферопольский и Крымский святитель Лука (Войно-Ясенецкий) принимал участие в обновлении собора художественными росписями и благолепным убранством, служил торжественную литургию.

Собор иконы Казанской Божией Матери кажется легким, стройным, стремящимся в небо. Это впечатление создают полукруглые завершения стен, тонкие изящные колонны по углам здания, купол, напоминающий шлем русского воина, световой барабан с десятью арочными окнами. Над входом три соединенные между собой арки, в двух боковых — устроены окна, а в средней части — храмовая икона.

Кроме того, собор поражает величием и богатым внутренним убранством, художественной росписью на евангельские сюжеты: под светлым куполом образ Господа Бога, по бокам в верхнем ярусе образа Иисуса Христа и Пречистой Девы Марии, в среднем ярусе слева и справа образа Святых Великомучениц Екатерины и Варвары, Святого Великомученика Пантелеймона. Алтарная часть украшена великолепным иконостасом, а по бокам от него находятся Святые образа Казанской иконы Божией Матери, Пресвятой Троеручницы, Пресвятой заступнице Путешествующих, Тихвинской иконы Божией Матери.


Собор Казанской иконы Божией Матери на Красной площади

Покровское благочиние Москвы

(Округ Центральный, Китайгородское и Таганское управления)

Храм-памятник в честь Казанской иконы Божией Матери, с которой связывалось чудесное избавление России от польского нашествия, был построен на средства первого царя династии Романовых - Михаила Федоровича и освящен в 1636 г. Храм стал одной из важнейших московских церквей, его настоятель занимал одно из первых мест в московском духовенстве. В 1936 г. храм был снесен. Восстановлен в 1993 г. на средства города.

Престолы

Святыни:

  • Чтимая икона Казанской Божией Матери (мощехранительница)

Адрес, телефоны и схема проезда

Схема проезда с сайта накарте.ру:

Расписание. ежедн. утреня и Литургия в 8 ч. вечерня с акафистом в 17 ч. по воскр. и праздн. две Литургии в 7 и 10 ч. накануне всенощное бдение в 17 ч.

  • Метро "Александровский сад"

Духовенство:

Настоятель - прот. Аркадий Станько, прот. Геннадий Гекроев, иерей Сергий Киселев, иерей Леонид Олейников, иерей Димитрий Конюхов, иерей Григорий Белоус.

Внимание! Сведения о составе духовенства и расписании служб могут быть устаревшими.

Если Вы располагаете дополнительными сведениями о составе духовенства храма, об изменениях в расписании служб, об истории храма, о предстоящих и прошедших событиях на приходе, о святынях и иконах храма, о вариантах проезда к храму, и пр. - сообщите их в разделе комментариев .

Комментарии читателей:

Устаревшая информация

Рад приветствовать создателей и сотрудников сайта. Сайт очень полезный и удобный. По моим сведениям в этом храме служит еще священник или протоиерей Валентин Чаплин, в прошлом настоятель Крутицкого подворья. Помоги вам Бог во всех ваших трудах.

В настоящее время в Казанском Соборе служат:


Храмы Москвы

Собор Казанской иконы Божией Матери на Красной площади

Построен: 1636; 1993

Адрес собора: 103012, Москва, ул. Никольская, 3 (м. «Охотный ряд», «Площадь Революции», «Театральная»).

Телефоны собора: (495) 698-27-26 староста; (495) 698-19-96 свечной ящик4 (495) 698-27-01 церковный дом

История: Храм, построенный на средства царского семейства в память о победе над польскими интервентами в 1612 г. был освящен в 1632 г.

Ранее на этом месте стоял деревянный храм, построенный на вклад князя Д. М. Пожарского (сгорел в 1632 г.).

В XVIII — XIX вв. собор неоднократно перестраивался.

В 1923 — 1933 гг. здание реставрировал П. Д. Барановский.

Храм снесли до основания в 1936 г.

В 1990 — 1993 гг. на средства мэрии Москвы началось воссоздание памятника по сохранившимся обмерам, сделанным архитектором П. Д. Барановским в 1920-е гг. и исследованиям историка С. А. Смирнова. Это первый пример полного восстановления старого храма, разобранного в советские годы.

При храме имеется баптистерий для крещения взрослых, действует православный похоронный центр.

Храм окормляет госпиталь им. Н. Н. Бурденко.

Святыни: икона Казанской Божией Матери; мощевик с частицами свв. мощей 83 святых угодников; икона Божией Матери «Воспитание».

Дни памяти: 8/21 июля, 22 октября/4 ноября

Богослужение: ежедневно - часы и Литургия в 9 час, вечерня и утреня - в 17 час, по воскресеньям и праздникам -Литургия в 7 и 10 час, накануне- всенощное бдение в 17 час; по пятницам после окончания вечерни - молебен с акаф. Казанской иконе Божией Матери и водосвятием.


Источники: http://al-spbphoto.narod.ru/Hram/kazan-sobor.html, http://gruzdoff.ru/wiki/%D0%9A%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80_(%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B0), http://www.otdihinfo.ru/catalog/1900.html, http://days.pravoslavie.ru/Hram/107.htm, http://www.vidania.ru/temple/temple_moscow/hram_kazanskoy_ikony_na_krasnoy_ploshadi.htmlNULL Комментариев пока нет!
Добавьте свой комментарий или задайте вопрос.

Ваше имя *
Ваш Email *

Сумма цифр справа: код подтверждения
Внимание, комментарии чистятся от ссылок!








2017 - Правосланые иконы
собор казанской иконы