int(1212) икона спас нерукотворный ушаков | Спас | Tsurganov.info






икона спас нерукотворный ушаков


"Спас Нерукотворный" Симона Ушакова: икона или портрет Христа?

28.08.13, 15:00

29 августа Церковь празднует перенесение из Едессы в Константинополь плата, на которым отобразился Лик Спасителя -- Нерукотворенного Образа Господа Иисуса Христа. Одна из самых удивительных икон "Нерукотворного Спаса" написана царским иконописцем Симоном Ушаковым в XVII в. -- в то время, когда иконопись в церкви начала сменяться реалистической живописью. Многие современники резко критиковали ее за неканоничность.

Согласно преданию, первым изображением Спасителя был нерукотворный образ. Однажды Христос умыл лицо и отер его чистым полотенцем, лик Его чудесным образом отпечатался на ткани. На Западе была распространена легенда о плате святой Вероники, на котором запечатлелся образ страдающего Господа: сердобольная женщина отерла Его лик своим платком, когда Христос нес крест на Голгофу. Но и в том, и в другом случае Лик, нерукотворно проступивший на ткани, символизировал для Церкви тайну Боговоплощения. Не случайно на это чудо ссылались защитники иконопочитания, утверждавшие икону как зримое доказательство веры в Бога, ставшего ради нашего спасения Человеком.

Нерукотворный образ всегда был одним из самых почитаемых и популярных. Его изображали и на ткани, и на чрепии (черепице), и на золотом фоне. Писали на иконах и стенах храмов, на священных сосудах и на боевых знаменах, писали красками, выкладывали мозаикой, вырезали на камне и дереве, вышивали на плащаницах и отливали в бронзе. Многие изображения Нерукотворного Лика почитались чудотворными.

При этом никто обычно не искал в иконах портретного сходства с Самим Спасителем. Средневековое искусство было символическим, и его язык был глубоко условным. Но в XVII веке в церковном искусстве появляется тяга к реализму, и условность традиционной иконописи уже не удовлетворяет изографов. Одним из тех, кто стал раздвигать рамки иконописного канона и искать новых средств выражения, был Симон Ушаков (1626–1686), мастер Государевой Оружейной палаты.

Одним из излюбленных им образов был как раз «Нерукотворный Спас», как в русской традиции называли Нерукотворный образ Спасителя. Можно сказать, что в творчестве Ушакова этот образ стал программным. Мастер неоднократно повторял его с различными модификациями, добавляя те или иные детали и надписи. Образ, оставленный на убрусе Самим Господом, Ушаков хотел передать как можно более точно. Он использует живописный язык, существенно отличающийся от древнерусского иконного письма, но близкий к западной традиции, на которую в XVII веке начинают равняться русские изографы.

Образ Спасителя, исполненный Симоном Ушаковым в 1658 г. предельно конкретен. Плат, на котором проступает Лик, написан с иллюзорной осязательностью: объемные складки, узлы в углах, орнамент на ткани — все тщательно выписано. На ткани надпись на греческом языке: "Агиос Мандилион" и ниже: "Святой Убрус" (др.рус. плат). Золотой нимб точно повторяет контур головы Христа, как бы подчеркивая естественность свечения. Волосы, тщательно причесанные и слегка распушенные, ложатся мягкими прядями симметрично — по две с каждой стороны. Лик написан объемно, со светотеневой моделировкой, сообразуясь с законами освещения, словно свет падает на лицо извне. Анатомически правильное построение Лика Ушаков усиливает тщательно выписанными глазами, с ресницами, темными зрачками и бликами в уголках глаз, что создает эффект влажности. Взгляд спокойный, немного отрешенный, Христос смотрит не прямо, а чуть в сторону.

Спаситель на иконе Ушакова очень человечен, Он не грозен, но милостив, в Его мудром спокойном взоре чувствуется внутренняя сила.

Симон Ушаков был сторонником так называемого «живоподобия», от слов «писать яко живо». Но он использовал законы реалистической живописи не ради «красивости» изображаемого, а для того чтобы усилить внутреннее, эмоциональное воздействие образа Христа на верующего. Сторонники традиционной иконописи, в основном это были старообрядцы, подвергали Симона Ушакова жесткой критике за подражание еретическому Западу.

Протопоп Аввакум, страстно защищавший старую «отеческую» веру от «чуждых немецких обычаев», считал, что Ушаков богохульствовал, изображая Христа в столь конкретно-человеческом образе. «Не подобает правоверному и глядеть много, не токмо кланятися таким неподобным образам», — восклицал Аввакум. Сами старообрядцы писали иконы с древних образцов, на которых лики были крайне условны и далеки от земной человеческой красоты. К тому же древние иконы были к этому времени сильно потемневшими, а порой и вовсе черными, поскольку олифа имеет обыкновение темнеть от времени, копоти и пыли.

А Симон Ушаков стремился создавать живопись ясную, светлую, ибо помнил, что Бог есть Свет, а икона есть окно в мир Божьего Царства, в котором нет уныния и печали. Ему казались тесными рамки канона, и он создавал свой собственный стиль. При этом за человеческим образом Христа он видит и Его божественную ипостась, и потому помещает в нимбе Христа греческие буквы όωN, что значит «Сущий» (обозначение в иконографии Единосущие Сына и Отца).

Просто в переломном XVII столетии русская культура встала перед вопросом: «Что есть человек?» и лучшие умы, к которым без сомнения принадлежал Симон Ушаков, искала ответ на этот вопрос, внимательно вглядываясь в лик Христа.

Ирина ЯЗЫКОВА


Спас Нерукотворный. Икона С. Ушакова. 1678. ГТГ

Дерево, левкас, темпера. 53 х 42

Государственная Третьяковская галерея. Инв. № 30531

Изображений «Спаса Нерукотворного» работы С. Ушакова сохранилось несколько — в собраниях Третьяковской галереи, Русском музее, Историческом музее, в иконостасе и ризнице Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры, в коллекции В.В. Бардзимашвили и других местах.

Настойчиво повторяя нерукотворный образ Христа, иконник стремился уйти от канонических изображений, добиться телесного цвета лика, отчетливо выраженной объемности, классической правильности черт.

Публикуемая икона поступила в Третьяковскую галерею из Смоленска в 1936 году. История ее бытования неизвестна, но авторство, бесспорно, принадлежит С. Ушакову, так как образ подписной. Под платом на фоне имеется белая надпись: «7186 [1678] писал Пимин Феодоров сын по прозванию Си[мон] Ушаков».

Лик Христа выполнен по оливковому санкирю, охрой, с высветлением и красновато-рыжеватыми приплесками в тенях. Света и тени живописно стушеваны. С головы Спасителя спадают по две пряди волос, выписанные чрезвычайно натурно. Белый плат, завязанный в верхних углах узелками, производит впечатление дорого, тяжелого атласа c золотым орнаментом.

Ушаковским «Спасам» недостает одухотворенности русских икон XIV—XV веков, и это не возмещается искренним старанием изографа воссоздать на иконе возможно правдоподобнее человеческое лицо.


Спас Нерукотворный

Спас Нерукотворный - изображение лика Иисуса Христа.

29 августа Церковь празднует перенесение из Едессы в Константинополь плата, на которым отобразился Лик Спасителя -- Нерукотворенного Образа Господа Иисуса Христа. Одна из самых удивительных икон "Нерукотворного Спаса" написана царским иконописцем Симоном Ушаковым в XVII в. в то время, когда иконопись в церкви начала сменяться реалистической живописью. Многие современники резко критиковали ее за неканоничность.

Согласно преданию, первым изображением Спасителя был нерукотворный образ. Однажды Христос умыл лицо и отер его чистым полотенцем, лик Его чудесным образом отпечатался на ткани. На Западе была распространена легенда о плате святой Вероники, на котором запечатлелся образ страдающего Господа: сердобольная женщина отерла Его лик своим платком, когда Христос нес крест на Голгофу. Но и в том, и в другом случае Лик, нерукотворно проступивший на ткани, символизировал для Церкви тайну Боговоплощения. Не случайно на это чудо ссылались защитники иконопочитания, утверждавшие икону как зримое доказательство веры в Бога, ставшего ради нашего спасения Человеком.

Господь и великий Спаситель наш Иисус Христос во время земной жизни совершил по Своей благости множество чудес, о которых нам рассказывают Святые Евангелия, слава о Нем распространилась повсюду. Рассказы об этих удивительных событиях дошли и до Абгара, царя Эдессы. Тогда правитель выразил желание отправиться в Иерусалим и увидеть Иисуса своими глазами. Однако он не смог осуществить свое намерение, так как ему помешала неизлечимая болезнь. Черная проказа распространялась по его телу, пожирая плоть, кроме того он уже год страдал от коварного артрита. Проказа сделала его безобразным, что очень угнетало его, артрит же причинял царю невыносимую острую боль. Поэтому этот несчастный закрылся дома, так что его подданные не могли ни приблизиться к нему, ни увидеть его.

В дни Святых Страстей Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа Абгар написал Ему письмо и отправил его с человеком по имени Ананий. Кроме того он дал посланнику устный приказ сделать портрет Христа, с точностью передав его рост, цвет волос и лица и все другие Его черты, и принести ему этот Образ. Ведь Ананий прекрасно владел искусством живописи. В послании Абгара говорилось следующее:

«От Абгара, правителя города Эдессы к Иисусу Спасителю, благому целителю, явившемуся в Иерусалиме.

Приветствую Тебя. Я слышал о Тебе и Твоих исцелениях, которые Ты совершал без применения лекарств. Как говорят, Ты помогаешь слепцам прозреть, хромым начать ходить, прокаженным очиститься, Ты изгоняешь демонов и нечистых духов, избавляешь страждущих от многолетних болезней, мертвых воскресаешь. Так и я, услышав об этих событиях и о Тебе, пришел к выводу, что имеет место одно из двух: совершая таких чудеса, Ты можешь быть либо Сыном Божиим, либо самим Богом. И этим письмом я прошу Тебя оказать мне милость и прийти ко мне, чтобы исцелить мучащие меня недуги, после чего остаться со мной, ведь, насколько мне известно, иудеи клевещут на Тебя и намереваются совершить зло по отношению к Тебе. Заверяю Тебя, что мой город, хотя и совсем небольшой, но тихий и простой, и его будет достаточно нам обоим, чтобы жить в мире».

Ананий взял письмо Абгара и отправился в Иерусалим. Здесь он нашел Господа и отдал Ему послание. Передав письмо, Ананий направил на Господа свой пристальный взгляд и принялся рассматривать Его с большим вниманием и тщательностью. Поскольку он не мог приблизиться к Иисусу из-за собравшейся рядом с Ним толпы, Ананий поднялся на выступающий из земли камень, сел на него и, внимательно смотря на Иисуса, начал изображать Его лицо на доске. Однако, несмотря на все его старания и художественный талант, он не смог передать черты Иисуса, так как лицо Его представлялось в ином облике всякий раз, когда Ананий смотрел на Него. И, конечно, Господь, знающий все тайные мысли и желания людей, понял намерения Анании и показал ему это.

После этого Иисус попросил воды, чтобы умыться. Когда Он умылся, Ему дали сложенную вчетверо материю, которой Он отер Свой Божественный лик. И случилось чудо. На ткани остался отпечаток Божественного лица. Ткань со Своим портретом Иисус передал Анании со словами: «Отдай это тому, кто тебя послал». Затем Он написал Абгару письмо следующего содержания:

«Ты блажен, Абгар, что, не видев, уверовал в Меня. Ибо написано, что видевшие Меня не верят, чтобы уверовали те, кто не видели Меня и обрели жизнь. Что же касается твоего предложения прийти в твой город, Я сообщаю тебе, что Мне необходимо завершить все дела, для которых Я был послан в этот мир. А закончив их, Я вернусь к Отцу, пославшему Меня на землю. Однако после Моего Вознесения, Я отправлю к тебе Своего ученика Фаддея, который исцелит твои болезни и подарит вечную и мирную жизнь тебе и твоим близким, и защитит твой город, чтобы ни один враг не смог захватить его».

В конце письма Господь поставил семь печатей, имеющих изображения еврейских букв, которые в переводе на греческий составляют фразу: «???? ??? ????? ?????» («Облик Бога есть Божественное чудо»).

Абгар с большой радостью встретил Анания и, с верою припав и поклонившись пречистому Образу Христа, в сию же секунду исцелился от своей болезни. Лишь на лбу его остались следы проказы. После спасительных Страстей Господа и Его Вознесения на Небеса в Эдессу прибыл Апостол Фаддей, который окрестил Абгара и всех его подданных во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. После этого Абгар, выйдя из освященной воды, очистился и от тех незначительных следов болезни, которые остались у него на лбу.

С тех самых пор Абгар всячески почитал святое изображение облика Господа. Однако он пожелал, чтобы и другие люди имели возможность ему поклониться. По этой причине ко всем своим благим деяниям он добавил следующее.

В античные времена один грек, уважаемый гражданин города Эдессы, воздвиг свою статую перед центральными воротами города. Таким образом, каждый человек, входящий в город должен был сначала поклониться этой статуе, выразив тем самым свое почтение, а потом уже заходить в город.

Эту нечестивую статую Абгар разрушил, поставив на ее место Нерукотворный Образ Бога и Спасителя нашего, снабдив Его украшенной табличкой с надписью: «Христе Боже, всякий, надеющийся на Тебя, никогда не разуверится в Тебе». Затем он издал закон, согласно которому, каждый входящий в город через центральные врата должен был сначала выразить необходимое почтение и поклониться Чудотворному Честному Образу Христа, и лишь после этого продолжать путь. Этот благочестивый указ Абгара продолжал действовать до конца его жизни и жизни его сына. Однако впоследствии он был упразднен его внуком, который, получив власть над городом, отказался от веры в Христа и вернулся к идолопоклонству. Он решил снова воздвигнуть демоническую статую и сокрушить образ Христа.

Это намерение правителя чудесным образом открылось епископу города, который предпринял необходимые меры. Над воротами города находилось небольшое углубление, и епископ поместил Образ туда, зажег перед ним лампаду и закрыл каменной плитой. С наружной стороны он заложил это место кирпичом, и стена стала казаться ровной.

Поскольку Святой Образ исчез, нечестивый правитель не претворил в жизнь свой гнусный замысел. По прошествии многих лет жители города забыли, в каком месте был спрятан Святой Образ.

Когда персидский царь Хосров, захватив и разграбив города Азии, дошел до Эдессы, он решил во что бы то ни стало завладеть этим городом. Это событие повергло в страх жителей Эдессы. Однако, несмотря на это, они не впали в отчаяние, а обратились к Богу, прося Его со слезами о спасении. Вскоре их молитва была услышана. Однажды ночью епископу Евлавию явилась величественная женщина и сказала: «Найди Святой Нерукотворный Образ Спасителя, спрятанный над воротами города, – она указала ему точное место, – и все разрешится благополучно».

После этого видения и повеления Евлавий поспешил к указанному месту и, о чудо, над воротами он обнаружил Святую Икону. Она осталась невредимой, фитиль лампады продолжал гореть даже по прошествии стольких лет. И более того, случилось еще одно чудо: на защищавшей Икону плите, помещенной перед лампадой, с точностью отпечаталась копия Нерукотворного Образа Христа. Жители города, увидевшие Нерукотворную Икону и ее точную, также Нерукотворную, копию, которые им показал епископ Евлавий, исполнились необычайной радости и благоговения.

Затем Евлавий взял в руки Икону и, служа литанию, исполняя благодарственные песнопения и совершая молитвы к Богу, дошел до той части города, где персы копали ров. Были слышны звуки копательных орудий. Как только жители города приблизились к персам, епископ Евлавий окропил маслом из лампады Нерукотворной Иконы приготовленные доски, после чего они тут же загорелись. Пламя погубило всех находящихся рядом персов. Другое пламя, которое враги разожгли за городскими стенами, обратилось против них, едва епископ Евлавий приблизился к ним со Святым Образом. Неожиданно подул сильный ветер по направлению из города, обратив огромные языки пламени на персов. Таким образом, враги понесли большие потери, чем те, которые, как они надеялись, могли понести жители Эдессы, и, не добившись успеха, были вынуждены отступить.

Поскольку все самые значительные и ценные реликвии хранились в Царице городов Константинополе, по воле Господа здесь оказалась и эта Великая Честная Икона. Император Роман предпринял множество усилий, чтобы обогатить столицу этим драгоценным сокровищем. Несколько раз он отправлял в Эдессу послов, прося отдать ему это изображение Христа. С этой целью император одарил эмира двенадцатью тысячами серебряных монет, освободил двести пленных сарацинов и обещал, что впредь византийские войска не будут угрожать этим землям. И конечно, после этих даров Романа его прошение было удовлетворено.

Когда эмир поддался на уговоры отдать Роману Нерукотворную Икону, епископы Самосаты и Эдессы вместе с другими благочестивыми христианами забрали Святой Образ вместе с письмом, которое Христос написал Абгару, и направились в Константинополь. По дороге свершилось множество чудес. Когда путники прибыли в фему Оптиматы в храм Богородицы, туда стали с верой стекаться множество болящих, страдающих от различных недугов, и, в конце концов, все они получили исцеление. Там оказался и один человек, одержимый бесом, который изрек пророческие слова: «Наслаждайся, Константинополь, славой, честью и радостью, а ты, багрянородный, наслаждайся своим царствованием». Затем этот несчастный был освобожден от мучившего его демона.

В год 6452 от сотворения мира и в 944 от Рождества Христова 15 августа епископы со Святым Нерукотворным Образом, наконец, достигли Константинополя. Они незамедлительно направились в храм Богородицы во Влахернах, где их радостно встретили и поклонились Нерукотворной Иконе Господа императоры, правители и народ. На следующий день, 16 августа, после поклонения иконе Патриарх Феофилакт, новые императоры (престарелый император Роман I был болен и не смог присутствовать) вместе со всеми членами сената и прихожанами константинопольских церквей с должными почестями донесли Святой Образ до Золотых Ворот. Затем с пением, молитвами, тысячами зажженных лампад и свечей они принесли Образ в прославленный храм святой Софии, Премудрости Божией. Совершив соответствующую службу, процессия направилась в императорские палаты, а оттуда в церковь Богородицы в Фаросе, где они и оставили Честную Святую Икону Господа, Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа во славу христиан, защиту императоров, в покровительство городу и в мир и благоденствие прихожан.

Нерукотворный образ всегда был одним из самых почитаемых и популярных. Его изображали и на ткани, и на чрепии (черепице), и на золотом фоне. Писали на иконах и стенах храмов, на священных сосудах и на боевых знаменах, писали красками, выкладывали мозаикой, вырезали на камне и дереве, вышивали на плащаницах и отливали в бронзе. Многие изображения Нерукотворного Лика почитались чудотворными.

При этом никто обычно не искал в иконах портретного сходства с Самим Спасителем. Средневековое искусство было символическим, и его язык был глубоко условным. Но в XVII веке в церковном искусстве появляется тяга к реализму, и условность традиционной иконописи уже не удовлетворяет изографов. Одним из тех, кто стал раздвигать рамки иконописного канона и искать новых средств выражения, был Симон Ушаков (1626–1686), мастер Государевой Оружейной палаты.

Одним из излюбленных им образов был как раз «Нерукотворный Спас», как в русской традиции называли Нерукотворный образ Спасителя. Можно сказать, что в творчестве Ушакова этот образ стал программным. Мастер неоднократно повторял его с различными модификациями, добавляя те или иные детали и надписи. Образ, оставленный на убрусе Самим Господом, Ушаков хотел передать как можно более точно. Он использует живописный язык, существенно отличающийся от древнерусского иконного письма, но близкий к западной традиции, на которую в XVII веке начинают равняться русские изографы.

Образ Спасителя, исполненный Симоном Ушаковым в 1658 г. предельно конкретен. Плат, на котором проступает Лик, написан с иллюзорной осязательностью: объемные складки, узлы в углах, орнамент на ткани — все тщательно выписано. На ткани надпись на греческом языке: "Агиос Мандилион" и ниже: "Святой Убрус" (др.рус. плат). Золотой нимб точно повторяет контур головы Христа, как бы подчеркивая естественность свечения. Волосы, тщательно причесанные и слегка распушенные, ложатся мягкими прядями симметрично — по две с каждой стороны. Лик написан объемно, со светотеневой моделировкой, сообразуясь с законами освещения, словно свет падает на лицо извне. Анатомически правильное построение Лика Ушаков усиливает тщательно выписанными глазами, с ресницами, темными зрачками и бликами в уголках глаз, что создает эффект влажности. Взгляд спокойный, немного отрешенный, Христос смотрит не прямо, а чуть в сторону.

Спаситель на иконе Ушакова очень человечен, Он не грозен, но милостив, в Его мудром спокойном взоре чувствуется внутренняя сила.

Симон Ушаков был сторонником так называемого «живоподобия», от слов «писать яко живо». Но он использовал законы реалистической живописи не ради «красивости» изображаемого, а для того чтобы усилить внутреннее, эмоциональное воздействие образа Христа на верующего. Сторонники традиционной иконописи, в основном это были старообрядцы, подвергали Симона Ушакова жесткой критике за подражание еретическому Западу.

Протопоп Аввакум, страстно защищавший старую «отеческую» веру от «чуждых немецких обычаев», считал, что Ушаков богохульствовал, изображая Христа в столь конкретно-человеческом образе. «Не подобает правоверному и глядеть много, не токмо кланятися таким неподобным образам», — восклицал Аввакум. Сами старообрядцы писали иконы с древних образцов, на которых лики были крайне условны и далеки от земной человеческой красоты. К тому же древние иконы были к этому времени сильно потемневшими, а порой и вовсе черными, поскольку олифа имеет обыкновение темнеть от времени, копоти и пыли.

А Симон Ушаков стремился создавать живопись ясную, светлую, ибо помнил, что Бог есть Свет, а икона есть окно в мир Божьего Царства, в котором нет уныния и печали. Ему казались тесными рамки канона, и он создавал свой собственный стиль. При этом за человеческим образом Христа он видит и Его божественную ипостась, и потому помещает в нимбе Христа греческие буквы ??N, что значит «Сущий» (обозначение в иконографии Единосущие Сына и Отца).

Просто в переломном XVII столетии русская культура встала перед вопросом: «Что есть человек?» и лучшие умы, к которым без сомнения принадлежал Симон Ушаков, искала ответ на этот вопрос, внимательно вглядываясь в лик Христа.

ОСТАНОВИТЕ УБИЙСТВО ДЕТЕЙ! СБОР ПОДПИСЕЙ ЗА ПРИНЯТИЕ ЗАКОНА ПРОТИВ АБОРТОВ! ПОСТАВИТЬ ПОДПИСЬ ЗА 5 МИНУТ!

ПОМОЩЬ БЕЖЕНЦАМ ИЗ УКРАИНЫ! Телефон горячей линии с 12 до 18. номер 8-800-200-41-98 по России бесплатно!


Спас Нерукотворный

Спас на убрусе. Византия. XIII в.

Считается, что первой христианской иконой стало нерукотворное изображение Христа, которое проявилось на плате (материи), после того как Спаситель отер им лицо. По одной версии чудо произошло во время крестного шествия на Голгофу; плат же Спасителю подала св. Вероника. Другая легенда гласит, что образ был специально запечатлен для правителя древней Эдессы царя Авгаря после того, как направленный им художник по имени Аннаний не смог написать Христа, лик которого утопал в ярком сиянии.

Так или иначе, евангельский плат лег в основу обширной иконографии, которая получила широкое распространение во всем христианском мире. Первые русские иконы Нерукотворного Спаса, дошедшие до наших дней, относятся к XII веку. Впоследствии лик Иисуса Христа, изображенный на белом и золотом поле, либо на плате, написанном драпировками, стал в числе наиболее популярных икон, которые имелись фактически в каждом доме. В различных изводах образ имеет такие названия как «Спас на плате», «Спас на убрусе», «Спас Мокрая брада», «Спас Вероники» и «Мандилион». Последние два относятся к католической иконографии, которая отличается тем, что вокруг головы Христа изображается терновый венец.

Особая разновидность Нерукотворного Спаса представляет лик Христа на глиняной черепице и называется «Керамидон» («Спас на чрепии»). Иконография этого типа восходит к одной из легенд, связанных с историей чудотворного плата царя Авгаря. Предание повествует о наследнике Авгаря, язычнике, повелевшем замуровать христианскую реликвию в стену над крепостными воротами города. Столетия спустя, во время осады Эдессы персами, лик Спасителя проступил на каменной кладке. В иконописи образ Спаса на Чрепии отличается только тем, что лик Иисуса Христа изображается на поверхности, которая имитирует фактуру глиняной черепицы.

Какая из двух основных версий происхождения Нерукотворного Спаса стоит ближе к истине, доподлинно не известно. Католическая иконография восходит к преданию о святой Веронике, в то время как православная церковь склоняется более к легенде о художнике царя Авгаря. Интересно, что история сохранила немало подробностей о дальнейшей судьбе эдесского плата. На протяжении девяти веков образ хранился в Эдессе. В годы иконоборчества реликвия оказалась в центре полемики о допустимости изображения Христа как неоспоримый довод в пользу иконопочитания. В этом значении плат упоминается и в трудах богослова Иоанна Дамаскина, и в документах седьмого Вселенского собора, который был собран в 787 году против иконоборчества.

Известно, что в середине X века эдесский плат был доставлен в Константинополь, однако в дальнейшем его следы затерялись. Предположительно, он был похищен во время IV Крестового похода и затонул при кораблекрушении. О том, как выглядела эта реликвия, можно судить сегодня по старинным спискам, дошедшим до наших дней. Первый из них находится в церкви св. Варфоломея в Генуе, второй — в ватиканской капелле Санта Матильда. Третий образ — плат из итальянского города Монопелло — развивает католическую иконографию. Согласно наиболее смелым гипотезам, он может быть тем самым платом, который святая Вероника подала Иисусу Христу во время шествия на Голгофу.

Спас Нерукотворный. Симон Ушаков, 1658 г.

Заимствованная из Византии в XII столетии иконография Спаса на плате снискала широкое распространение на Руси. Интересна русская традиция, по которой именно этот образ является первой самостоятельной работой, которую выполняет закончивший ученичество иконописец.

В основном, иконы Нерукотворного Спаса имели небольшой формат и предназначались для домашних иконостасов, однако некоторые из них прославились чудесами и оставили свой след в истории. Такова Вологодская икона Спаса Нерукотворного, список с которой имел при себе император Александр III во время крушения императорского состава 17 октября 1888 года. Спасение монаршей семьи было объявлено чудом, а на месте крушения позднее поставили храм.

Другая известная икона — вятский образ Спаса Нерукотворного — дала название Спасским воротам московского Кремля, где на протяжении многих лет висел ее список. Образ стал известен благодаря выразительному запоминающемуся лику Христа и необычной композиции с парящими ангелами, поддерживающими плат. После 1917 года икона, ставшая образцом для многих списков и подражаний, была безвозвратно утрачена.


Иконы письма Симона Ушакова

Симон Ушаков. Спас Нерукотворный. 1657. ГТГ

Симон Ушаков. Спас Нерукотворный. Икона из Троицкого собора Успенского монастыря Александровой слободы. Около 1670 года. ГИМ

Симон Ушаков. Спас Нерукотворный. Пермская художественная галерея


Источники: http://www.nsad.ru/articles/spas-nerukotvornyj-simona-ushakova-za-granyu-kanona, http://artclassic.edu.ru/catalog.asp?ob_no=21199, http://pravera.ru/index/spas_nerukotvornyj_obraz_iisusa_khrista/0-1498, http://mirikon.org/ikonografiya/iisus_hristos/spas_nerukotvornyy/, http://www.uer.varvar.ru/simon-ushakov.htmNULL Комментариев пока нет!
Добавьте свой комментарий или задайте вопрос.

Ваше имя *
Ваш Email *

Сумма цифр справа: код подтверждения
Внимание, комментарии чистятся от ссылок!








2015 - Правосланые иконы
икона спас нерукотворный ушаков